Вход/Регистрация

Регистрация

Православный клуб

"Илья Муромец"

Клуб "Илья Муромец"Клуб, в котором занимается более 100 ребятишек, создан в 2010 году и находится под духовным окормлением клирика Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия иерея Николая Клигуна.

Оренбургская Голгофа

Отдел по канонизации

Оренбургская ГолгофаC сентября 2010 года отдел по канонизации святых работает под руководством благочинного Саракташского округа протоиерея Николая Стремского.

Станица Спасская

Православное казачество

Православное казачествоАктивно в жизни Обители Милосердия участвуют казаки Спасского станичного казачьего общества под руководством атамана - подъесаула Евгения Стремского.

Специальный проект

Ради жизни на Земле...

Свеча в благодарность за спасение жизниСамое большое преступление сегодня - преступление против семьи. Официальная позиция Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия по этому вопросу представлена ниже.

Понедельник, 16 Декабрь 2013 09:16

Последний руководитель Российской духовной миссии в Китае

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)
Русско-китайская школа в Бэйгуане, 1951 год Русско-китайская школа в Бэйгуане, 1951 год

Сегодня лишь немногие (в том числе православные) оренбуржцы слышали о Российской духовной миссии в Китае, которая 275 лет успешно работала в Пекине. И лишь профессиональным историкам ведомо, что последние, самые трагические годы её существования, миссией руководил выпускник Оренбургской духовной семинарии, Патриарший Экзарх Восточного Экзархата Московской Патриархии архиепископ Пекинский (впоследствии митрополит Краснодарский и Кубанский Виктор (в миру – Леонид Викторович Святин), 120 лет со дня рождения которого исполнилось в этом году.

 ИСТОКИ ПРАВОСЛАВИЯ В КИТАЕ 

Предыстория проникновения Православия в Китай связана с казаками, жившими в острожке Албазин, который в 1665 году основал атаман Никифор Черниговский на месте сожжённой в 1651 году казаками Ерофея Хабарова даурской крепости князя Албазы. Русская крепость на Амуре стала неприятным сюрпризом для китайского императора, который в 1685 году послал туда 10-тысячную армию. Сопротивление казаков было яростным, однако силы оказались слишком не равны. После сдачи крепости 45 – 50 казаков с семьями были уведены в Пекин.
Вместе с пленными пошёл на чужбину священник Максим Леонтьев, взявший с собой часть церковной утвари и главную святыню Албазина – икону Николая Чудотворца. Китайский император был разумным правителем. Он принял казаков на императорскую службу, предоставив им место для проживания в северной части Пекина. Кроме того, отцу Максиму был передан ламаистский храм, который он преобразовал в храм Николая Чудотворца. С этого, собственно, и начинается история Российской Духовной Миссии в Китае, об учреждении которой Петр I говорил в Указе 1700 года.
Смерть отца Максима в 1712 году ускорила дело. Уже в 1716 году руководители Первой миссии во главе с архимандритом Иларионом (Лежайским) были зачислены на императорскую службу как окормляющие гвардейские роты цинских солдат. Второй миссии было предоставлено почётное место в центре Пекина на посольском дворе, вблизи императорского города. С этого момента посольский двор стали называть Наньгуань (Южное подворье) в отличие от Бэйгуань (Северного подворья), где жили албазинцы. На средства, выделенные цинским правительством, на Южном подворье поставили каменный храм в честь Сретения Господня и перенесли в него икону святителя Николая.
Сумев на протяжении столетий сохранить православную веру среди потомков албазинских казаков, смешавшихся с китайцами и маньчжурами, Миссия, которая некоторое время исполняла и дипломатические функции, немало сделала для того, чтобы Россия и Китай сохранили добрососедские отношения и никогда не воевали.
В 1900 году в стране произошло жестокое восстание ихэтуаней – так называемых боксёров – против иностранцев. Северное подворье русской миссии было разграблено и разрушено. Начальник миссии архимандрит Иннокентий (Фигуровский) с братией и несколькими прихожанами успел укрыться на территории Российской дипломатической миссии, где провёл два месяца.
В это время христианской кровью был залит весь Пекин, и на китайской земле появились первые православные мученики. Из тысячи человек православной паствы Российская Духовная Миссия потеряла 300 человек; 222 из них явились святыми исповедниками и мучениками за веру Христову.
Разрушения миссии были настолько серьёзны, что обер-прокурор Святейшего Синода Константин Победоносцев предлагал её закрыть, но предложение не было принято. И в течение нескольких лет отцу Иннокентию удалось полностью восстановить территорию Миссии, за что он был хиротонисан во епископа.
Состояние Российской Духовной Миссии перед революцией 1917 года было значительным, её капитал составлял около миллиона рублей. В ведении Миссии имелось множество земель и строений, 19 церквей, 5 подворий, 17 мужских и 3 женские школы, 2 монастыря, 3 часовни и 5 кладбищ, 32 миссионерских стана, семинария и богадельня. В 670 населённых пунктах к 1916 году число православных китайцев достигло 5587 человек, причём только в 1915 году было крещено 583 человека.
Гражданская война в России вынудила покинуть Родину около двух миллионов человек. Почти четверть из них нашла прибежище в Китае. Главной заботой Миссии, да и всех архиереев в Китае, стала помощь эмигрантам.
Одно из самых печальных и таинственных событий в истории Миссии – прибытие в Пекин останков членов Дома Романовых и их подчинённых, погибших в Алапаевске 18 июля 1918 года. Только чудо и промысел Божий уберегли мощи алапаевских мучеников от поругания. В Пекине их захоронили в склепе часовни святого Серафима Саровского на Русском кладбище. Позже по распоряжению начальника Миссии архиепископа Виктора (Святина) они были перезахоронены на территории Бэйгуаня, в храме Всех Святых Мучеников, рядом с честными мощами 222 китайских мучеников.
С 1716-го по 1933-й годы в Китай было отправлено 20 миссий и свыше 200 проповедников. Самая трагическая из этих страниц – история двадцатой, последней, которую и возглавлял владыка Виктор (Святин).

 АРХИПАСТЫРЬ ИЗ ОРЕНБУРГСКИХ КАЗАКОВ 

Митрополит Виктор (в миру – Леонид Викторович Святин) родился 2 августа 1893 года в станице Карагайской Верхнеуральского уезда Оренбургской губернии. Его отец, учитель Виктор Евграфович Святин, впоследствии принял сан священника и служил в Свято-Николаевском соборе Верхнеуральска. Мать – Мария Петровна, была дочерью атамана Карагайской станицы, войскового старшины Петра Степановича Жукова.
В августе 1903 года десятилетний Леонид поступил в Челя-­бинское духовное училище, по окончании которого был признан достойным приёма в 1-й класс Оренбургской духовной семинарии без экзамена. В 1915 году (также с отличием) окончил семинарию и поступил в Казанскую духовную академию, откуда с началом Первой мировой войны был мобилизован и направлен на курсы прапорщиков в Тифлис в Михайловское военное училище, которое в то время окормляли старцы находящегося неподалеку Ново-Афонского монастыря. По окончании училища в звании штабс-капитана командовал ротой на Кавказском фронте.
После начала революции и развала фронта Святин вернулся в Верхнеуральск, где был мобилизован и прикомандирован к штабу командующего казачьими частями по Челябинскому и Троицкому уездам. Позже был начальником организационного отдела Оренбургской отдельной армии. В конце 1919 года в составе отряда генерала Бакича стал участником Голодного похода из Тургайских степей в Семиречье.
Это был беспримерный по тяготам и героизму поход казачьей армии генерал-лейтенанта Александра Дутова, когда из
20-тысячного казачьего формирования до Семиречья добралась отсилы половина личного состава. Причём большие потери были обусловлены не столько действиями красных войск, сколько голодом, плохим обмундированием, свирепствовавшим сыпным тифом и ударившими морозами. Однако казаки вынесли главную святыню войска – Табынскую икону Божией Матери.
Именно на границе его, больного тифом, нашел дядя, родной брат его матери – генерал Гервасий Петрович Жуков, который с семьёй ехал дальше в Китай. Он предложил Леониду Викторовичу поехать с ним. И тот вместе с семьёй Жуковых едет в Ханькоу – город на юге Китая.
Затем Леонид Викторович попал в Пекин. То, что он увидел на территории Российской духовной миссии, так называемом Бэйгуане, поразило его. Это была старая Россия с церквями, монастырями, послушниками в скуфейках, монахами в клобуках, но главное после всего пережитого – покой, тишина, которые нарушались только колокольным звоном во время церковных служб. И тогда бывший военный решил осуществить детскую мечту – встать на монашеский путь.
20 июня 1921 года Леонид Викторович был пострижен в монахи в Пекинском Успенском монастыре с именем Виктор (это имя его отца). 24 июня он был рукоположен в сан иеродиакона и 27 июня – в сан иеромонаха. Было ему тогда 27 лет и с тех пор никогда и ни при каких условиях он не снимал монашеской рясы. Он всегда был верен монашескому обету нестяжания: никогда не имея имущества, он всё раздавал нуждающимся. В последние годы жизни, уже в СССР, он отказался от половины своего жалованья, посчитав его слишком высоким, и всё, что получал, посылал в различные города Советского Союза, тем, кому нужна была его помощь. Помогал он и жене генерала Жукова, Парасковье Михайловне, которая, вернувшись в 1947 году из Китая в СССР, последние годы жизни провела в Вологде (умерла далеко за 90).
Весной 1922 года иеромонах Виктор был назначен настоятелем Покровской церкви в Тяньцзине, где прослужил десять лет. Это был православный храм-памятник, воздвигнутый российским правительством на братской могиле русских воинов, погибших в 1900 году. В братской могиле были погребены 109 русских воинов. Именно при отце Викторе братская могила и храм-памятник были переоборудованы в храм Покрова Пресвятой Богородицы. На его освящении иеромонах Виктор был возведён в сан архимандрита.
Настоятель церкви в Таньцзине занимал трёхкомнатную квартиру в полуподвальном помещении, которую русские прозвали «отель Виктор»: в двух комнатах постоянно жили офицеры – всем он предоставлял бесплатно кров и хлеб (готовил на всех его повар, русский солдат Миша). Некоторые жили здесь подолгу, другие – до устройства на работу.
В 1931 году умирает владыка Иннокентий, ставший к этому времени уже митрополитом, и на­ча­льником Миссии становится архиепископ Симон (Виноградов), который командирует архимандрита Виктора на Архиерейский собор Русской Православной Церкви Заграницей в Югославию, где 21 октября 1932 года была совершена его хиротония во епископа Шанхайского.
Меньше чем через год умер и владыка Симон. Двадцатым (и последним) главой Русской духовной миссии в Китае стал владыка Виктор (Святин).

НА ПОСТУ РУКОВОДИТЕЛЯ МИССИИ

Ситуация в Китае в те годы была весьма сложной. В стране, где чуть утихла гражданская вой­на, и управлять стало националистическое правительство Чан Кайши (проходил курсы в СССР в 1923 году), действовала целая сеть иностранных агентов. В частности, они всячески растлевали русскую эмигрантскую молодёжь, старались убить в ней патриотизм. Православное священство в этих битвах стояло на передовой. Например, владыка Виктор едва ли не первым среди дальневосточных архиереев разобрался в сущности Николая Рериха.
Когда Рерих приехал в Китай, харбинские газеты выяснили цель его визита: участвовать в реализации плана Ордена розенкрейцеров – создании на территории Сибири великой масонской империи. Японская пресса имела доказательства заинтересованности и американского капитала.
Разоблачение Рериха – мнимое православие и принадлежность к масонству – пролили свет на его личность. Стали понятны его газетные мудрствования. Открылись сокровенные мысли и литературных трудов Рериха. Понятны стали его модернистские картины. Перестали быть тайной планы и намерения. Многое поведала и личная переписка.
«Великий учитель-гуру» активно искал встречи с владыкой Виктором. И 3 января 1935 года на одном официальном приёме таковая состоялась. Рерих, уверенный во враждебности православного архипастыря, искал пути к сближению и компромиссу. Но осторожный и чуткий Владыка своим любезным отношением развеял опасения академика. Тонкий дипломат, епископ Виктор пригласил художника в Бэйгуань. В дневниковой записи после этой встречи Рерих назвал владыку Виктора «изувером». Можно только представить себе этот разговор, потому что даже через полтора года в доверительном письме собрату-оккультисту Асееву Николай Рерих особо упоминал о «вредительской деятельности епископа Виктора».
К 1933 году Миссия преодолела финансовый кризис, в который попала после октябрьского переворота по причине исчезновения финансирования из России. Когда русские эмигранты освоились в чужой стране и стали больше зарабатывать – Миссия стала получать большие пожертвования. Поэтому при епископе Викторе начинает восстанавливаться и расширяться миссионерская деятельность. Как и его предшественники, Владыка считал, что обращение китайцев в Православие идёт успешнее при совместной работе на пашнях, огородах, в садах и коммерческих предприятиях. На молочной ферме и на свечном, сыроваренном заводах, в пекарнях и в типографиях вместе с русскими работало много китайцев.
В июне 1937 года Япония начала войну против Китая. Оккупация осложнила и без того тяжёлое положение русских эмигрантов, но Миссия, несмотря на все тяготы, не прекращала благотворительной деятельности. Только в Пекинской школе бесплатно обучалось 450 учеников. Такие же школы, ясли, больницы были в Шанхае, Тяньцзине, Циндао. Православные китайцы кроме зарплаты получали пособие на лечение, крещение, бракосочетание и похороны.
После нападения Германии на СССР положение русской эмиграции и Миссии ещё более осложнилось. С одной стороны обострились антирусские настроения, с другой – была потеряна связь со Священным Синодом Русской Православной Церкви Заграницей.
Одновременно война с Германией вызвала патриотический подъем среди русских, особенно тех, кто участвовал в Первой мировой войне. Они испытывали комплекс вины от невозможности помочь Родине в трудный для нее час. Появились желающие уехать в СССР для помощи Родине. Особенно после того, как в 1943 году при непосредственном участии И.В. Сталина было восстановлено Патриаршество в Русской Православной Церкви, о чём писали эмигрантские газеты. Владыка Виктор относился к душевному порыву соотечественников с пониманием. Хотя, как оказалось, были тому и противники. Когда в 1943 году Владыка (уже архиепископ) прибыл из Пекина в Шанхай благословить первых русских репатриантов, то, спускаясь по трапу парохода, получил удар ножом.

ПОД ОМОФОРОМ МОСКОВСКОГО ПАТРИАРХАТА

Собственно, уже в эти годы судьба Миссии, которая оказалась между «молотом» коммунистов и «наковальней» Гоминьдана, была предрешена. После поражения в войне Японии, гражданская война в Китае вспыхнула с новой силой. Однако и власти Гоминьдана, и коммунисты (основные противоборствующие группировки) крайне отрицательно относились к Русской Православной Церкви. Печальный пример – это арест архиепископа Виктора в 1946 году. Его посадили в тюрьму, в камеру с уголовниками. На рясу поставили арестантский номер. Китайские власти Гоминьдана инкриминировали православному священнику участие в антикоминтерновском союзе, связь с фашистскими организациями и сотрудничество с японцами. Весть об этом всколыхнула весь многонациональный Шанхай. Через пять дней, после вмешательства советских дипломатов, владыка Виктор был освобождён. Но выйдя из тюрьмы, он попал в больницу с инсультом.
Советские власти вмешались в ситуацию потому, что владыка Виктор, предвидя развитие политической ситуации в Китае, в конце 1944 года обратился к Патриарху Московскому и всея Руси Алексию I с просьбой принять Миссию под омофор Русской Православной Церкви. Благословение было получено, а 1 февраля 1946 года в посольстве Владыке вручили паспорт гражданина СССР.
После провозглашения в октябре 1949 года Китайской Народной Республики с построением государства по советской модели с политикой государственного атеизма давление на Церковь резко усилилось. И в этой связи интересна история коммуниста Ли, который вдруг каждый день стал появляться в Бэйгуане на богослужении в Иннокентьевской крестовой церкви. Здесь было много старинных икон, привезённых из России в течение более 250 лет. Через некоторое время чиновник Ли потребовал передать иконы в музей религиозных культов. Архиепископ Виктор категорически отказал. Последовали угрозы. Владыке не оставалось ничего иного, как согласиться. Поздним вечером около 30 больших старинных икон были погружены на грузовик и увезены неизвестно куда.
Спустя некоторое время архиепископа Виктора вызвали к Ли домой. Тот сидел в чёрных очках. Он почти ослеп, и врачи не могли установить причину. Довольно грубо Ли сказал архиепископу, чтобы тот забрал иконы обратно. Когда их вернули в храм, все заметили, как на одной из них – образе Георгия Победоносца – просветлел лик великомученика и засверкал глаз у поражённого им дракона – символа языческого Китая.
А коммунист Ли через некоторое время вновь появился в храме. Но уже с совершенно другими целями. Зрение его начало восстанавливаться. Вскоре он тайно крестился и стал настоящим православным христианином.
Однако позиция одного чиновника никак не могла повлиять на ситуацию в целом. Государственный атеизм в Китае процветал. Русская эмиграция разъезжалась: кто-то возвращался в Россию, кто-то ехал дальше – в Австралию и США. Этот объективный процесс владыка Виктор прекрасно понимал и постоянно слал рапорты в Московскую Патриархию в надежде на решение проблемы Миссии с помощью Родины. Вот фрагмент одного из его рапортов:

«Всё будет зависеть от движущей живой силы – кадров Миссии. Этот вопрос самый деловой, серьёзнейший вопрос. Здесь среди местного русского населения почти нет подходящих людей для большой организационной работы. Уставшие и больные душевно, эти люди не дадут должного горения и одушевления делу, а приехавшие с Родины будут более авторитетны и для местного китайского населения. Вот почему я раньше писал и просил и теперь снова почтительнейше подтверждаю, что в Китай нужно послать из Советского Союза новую 21-ю Российскую Духовную Миссию <...> В продолжение трёх-пяти лет Миссия в экономическом отношении должна встать на собственные ноги и вернуть Патриархии всё, что было и будет затрачено. Потенциальные возможности у Миссии огромны, но в данный момент, в силу чисто исторических обстоятельств и событий, экономическое положение Миссии плачевно.
Земельные участки и другое недвижимое имущество Миссии не используется должным образом, предприятия не оправдывают себя, здания за недостатком капитального ремонта разрушаются, небольшое число людей, обслуживающих Миссию, бедствует. Не хватает материальных средств, не хватает рабочих рук, нет должного хозяйственного руководства. Необходимы героические усилия со стороны самой Миссии, необходима забота и помощь Родины».

Кроме того, произошёл раскол и среди православных Китая. Так епископ Шанхайский Иоанн (Максимович), первоначально поддерживавший владыку Виктора по переходу под омофор Московской Патриархии, позже изменил позицию. И часть верующих поддержала его.
Московская Патриархия также понимала ситуацию, но помочь мало чем могла. В 1950 году архиепископ Виктор в сопровождении албазинца протоиерея Феодора Ду был приглашён Патриархом Алексием I в Москву для участия в торжествах в Троице-Сергиевой лавре. Это была первая поездка Владыки на Родину после тридцатилетней эмиграции. В России отец Феодор был пострижен в иноки, а позже хиротонисан во епископа с именем Симеон. Это был первый архиерей китайской национальности.
Владыка Виктор был назначен Патриаршим Экзархом Восточного Экзархата Московской патриархии, а Миссия же получила новое задание – организовать автокефальную Китайскую Православную Церковь (именно в связи с приходом к власти китайских коммунистов!). Данная стратегия была абсолютно верна. Тем более что в дальнейшем коммунисты Китая приняли решение о том, что все священнослужители в респуб­лике должны быть гражданами этой страны.
Со своей стороны архиепископ Виктор много сделал для организации самостоятельной Китайской Церкви, рукоположив в священный сан многих верующих китайской национальности. В то же время он прекрасно понимал, что для организации работы Церкви нужно время и опытный руководитель, надеялся, что это руководство будет осуществлять Русская Миссия.
Однако в 1955 году владыка Виктор получает предписание Московской Патриархии от 11 марта, согласно которому Миссия упраздняется, а многомиллионное имущество должно быть передано Посольству СССР. Впрочем, в дальнейшем произошли изменения и в итоге вначале всё было передано государственным властям КНР, организовавшим в городах Отделы культов (по аналогии с уполномоченными по делам РПЦ в СССР).
Бейгуань, где находилось три храма, женский монастырь, большая часть строений в состав которой входил исторический участок земли, впервые отведённый в Пекине для нужд православной миссии в 1685 году, отошёл посольству СССР. Главный храм Миссии в честь Всех Святых Мучеников, близ которого были похоронены начальники Миссии и в котором покоились мощи китайских мучеников, а также тела членов императорской семьи, расстрелянных в Алапаевске, был разрушен, поруганию были подвергнуты и прочие храмы.
24 апреля 1956 года начальник Отдела культов при Госсовете КНР Хэ Ченсян дал разрешение на назначение архимандрита Василия (Шуана) епископом Пекинским, который должен был также временно исполнять обязанности главы Китайской Православной Церкви и которому уже бывший глава Миссии сдал все церковные дела.
Начальник последней Российской Духовной Миссии архиепископ Виктор (Святин) навсегда покинул Китай 24 мая 1956 года. Вскоре после его отъезда по приказу Чрезвычайного и Полномочного посла СССР в КНР П.Ф. Юдина началось варварское уничтожение святынь Миссии. Были взорваны колокольня и величайшая святыня Православного Китая – храм Святых Мучеников. В Успенском храме устроили посольский гараж. Свято-Иннокентьевский храм, так называемая Красная Фанза, где до упразднения Миссии ежедневно полным кругом шли службы на китайском языке, был превращён в зал для приёмов. Уникальную библиотеку и архив Миссии два дня жгли на костре.

В СОВЕТСКОЙ РОССИИ

Жизнь в СССР для владыки Виктора лёгкой не назовёшь. Патриарх Алексий I направил его на служение в Краснодарскую и Кубанскую епархию, куда частенько приезжали иностранные гости. Владыке приходилось их встречать и делать вид, что в Советском Союзе существует свобода вероисповедания.
В действительности же всё было с точностью до наоборот. Глава государства Никита Хрущёв, утвердившись в должности первого секретаря КПСС и развенчав культ Сталина, пошёл в атаку на религию, в первую очередь – на Православие. Он считал, что Сталин совершил ошибку своей терпимой позицией по отношению к религии, и в 1961 году с экранов телевизоров пообещал к 1975-му «показать последнего попа», а к 1980-му – построить коммунизм. Это были не просто слова. Только в 1961 году были сняты с регистрации (закрыты) 1390 приходов. Особым распоряжением ограничили колокольный звон, заставив на десятилетия замолчать все звонницы страны.
Однако в действительности беззакония начались ещё раньше. Так в Саракташе в 1958 году на Троицу был закрыт Симеоновский храм. Понятно, что Саракташ не был одиноким в своём горе. В 1960 году специально для архиереев сделали показательный процесс. Тогда на три года был осуждён архиепископ Казанский Иов (Кресович). Ему сфабриковали «дело о неуплате налогов», приписав доходы и собственность всей епархии (!) в зарплату (законы на тот момент позволяли это сделать). Получилась неимоверная сумма в 15000 рублей в месяц. Естественно, не забыли покуражиться в прессе. Именно после этих событий в Казанскую епархию был направлен владыка Михаил (Воскресенский), управлявший Оренбургской и Бузулукской епархией.
В 1963 году власти закрыли Троице-Сергиеву лавру и попытались закрыть Почаевскую лавру. Однако в последнем случае нарвались на международный скандал. Инокам удалось каким-то образом передать письмо во Всемирный совет церквей и в ООН. Власти пришлось отступить.
В Краснодарском крае из 161 храма в 1961 году к 1 января 1965-го осталось лишь 75.
Сам архиепископ Виктор был лишён свободы передвижений по стране (не говоря уже о загранице). Как свидетельствует его племянница Ксения Кепинг, в 1959 году она попала в беду в Ленинграде. Но чтобы прийти ей на помощь и приехать в Северную столицу из Краснодара, владыке Виктору понадобилось специальное разрешение Патриархии. Пришлось Владыке пережить и откровенную клевету. Несмотря на то что всё имущество он передал властям КНР, вдруг стали говорить о продаже имущества руководителем Миссии. И потому, мол, территорию посольства СССР в Китае предоставили власти КНР. Хотя два государства обо всём договорились заранее.
Десять лет архиепископ Виктор (с 1961 года – митрополит) с присущей ему мудростью и любовью управлял Краснодарской епархией, воспитывая свою паству в духе безграничной любви и преданности к матери Церкви и Отечеству.
Покинув Китай после тридцатилетнего служения в Бэйгуане, он до конца дней не терял связи со своими китайскими духовными чадами. Незадолго до своей кончины в 1966 году Владыке пришлось пережить тяжёлое потрясение. Именно 1966-й был началом так называемой китайской культурной революции. Тогда банды школьников и студентов (хунвэйбины) уничтожали всю «старую культуру» вместе с людьми, которые её представляли. Православные китайцы (в первую очередь албазинцы) подвергались репрессиям.
Однако сам владыка Виктор мало что мог сделать для своих духовных детей. Более того, даже если бы Советский Союз высказался в защиту Православия в Китае – это только ухудшило бы ситуацию. Ведь на тот момент руководитель компартии Китая Мао Цзэдун считал Никиту Хрущёва ревизионистом за приверженность последнего к некоторой либерализации экономики.
Накануне великого праздника Преображения Господня 18 августа 1966 года в Краснодаре перед самым всенощным бдением – около пяти вечера – ясное небо закрыли тучи. Начался сильный дождь. В этот час митрополит Краснодарский и Кубанский Виктор (Святин) мирно отошёл ко Господу.
И ещё. Старые прихожане кафедрального собора в Краснодаре рассказывают, что в день отпевания Владыки во дворе был необычайный гомон голубей. Но когда вынесли гроб, то птицы вдруг умолкли и слетели вниз, опоясав Владыку живым кругом...

Автор выражает признательность за помощь в подготовке материала тележурналисту из Краснодара Галине Викторовне Дудкиной – создателю документального фильма «Бэйгуань. Последняя Российская Духовная Миссия в Китае», 2011 г.

 ИСТОЧНИКИ:
1. Кепинг К. Б. Последние статьи и документы. – Санкт-Петербург: Институт Востоковедения АН РФ, 2003.
2. Ганин А.В., Семенов В.Г. Офицерский корпус Оренбургского казачьего войска. 1891-1945: Биографический справочник. М.,2007.
3. Интернет-источники.

Прочитано 1126 раз Последнее изменение Среда, 18 Декабрь 2013 05:50
Баклыков Владимир

Владимир Павлович Баклыков родился в 1965 году в г. Невьянске Свердловской области, работал учеником слесаря на Оренбургском машиностроительном заводе (ныне ПО «Стрела»).
Окончил МВТУ им. Н.Э. Баумана, вернулся на родной завод инженером-конструктором.
С 1995 года в журналистике. Работал заместителем редактора газеты «Вечерний Оренбург», директором газеты «Патриот Оренбуржья», пресс-секретарём главы администрации Оренбургской области, пресс-секретарём Оренбургского войскового казачьего общества, вместе с атаманом Юрием Бельковым (†2014) создал газету «Станица Славянская» и был её первым главным редактором. Военное звание - лейтенант, казачий чин - подъесаул.
Лауреат Всероссийской премии движения «Яблоко» – «Вопреки» (им. Ларисы Юдиной), ряда областных и муниципальных журналистских премий. Член Союза журналистов России.
Лауреат литературных премий им. Валериана Правдухина альманаха «Гостиный Двор» (2014) и литературной премии Оренбургской епархии "Словотворцы" (2014).
В настоящее время – редактор журнала «Православный Духовный Вестник Саракташского благочиния». Живёт в Оренбурге.

Сайт: baklykov.info

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Свято-Троицкая Симеонова Обитель Милосердия

Свято-Троицкая Симеонова Обитель Милосердия

пос. Саракташ

By Баклыков Владимир

Свято-Троицкая Симеонова Обитель Милосердия

More...
Дети и престарелые просят помощи

Дети и престарелые просят помощи

Наши проекты

Общий вид нового Дома Милосердия

By Баклыков Владимир

Дорогие братья и сестры, все неравнодушные люди! В связи с острой необходимостью мы были вынуждены принять решение о начале строительства…

More...
Спасские казаки активно участвуют в жизни Обители Милосердия

Спасские казаки активно участвуют в жизни Обители Милосердия

В день Георгия Победоносца

By Баклыков Владимир

В день Георгия Победоносца

More...
Архиерейское служение в Свято-Троицком соборе

Архиерейское служение в Свято-Троицком соборе

Служба митрополита Оренбургского Валентина

By Баклыков Владимир

Служба митрополита Оренбургского и Саракташского Валентина

More...
Православная гимназия Сергия Радонежского

Православная гимназия Сергия Радонежского

На уроке в православной гимназии

By Баклыков Владимир

На уроке в православной гимназии

More...
Frontpage Slideshow | Copyright © 2006-2012 JoomlaWorks Ltd.

Блок сортировки

« Август 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.

Православные новости

  • Саракташцы в Крыму
    Саракташцы в Крыму Большая группа паломников Саракташского благочиния с 23 по 25 июля совершила паломническую поездку к православным святыням, что находятся в Республике…
    Подробнее ...
  • Казачий круг с участием губернатора
    Казачий круг с участием губернатора 10 августа казаки Воздвиженского юртового казачьего общества под руководством атамана есаула Анатолия Гусева приняли участие в Совете атаманов и круге…
    Подробнее ...
  • Сто лет за плечами
    Сто лет за плечами Шестого августа насельница Дома Милосердия при Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия посёлка Саракташа Анна Владимировна Ишина принимала поздравления со столетним юбилеем.
    Подробнее ...
  • В школе имени 70-летия Победы
    В школе имени 70-летия Победы Третьего августа в Саракташском благочинии состоялось освящение ещё одного учебного заведения. Им стала старейшая в посёлке Саракташская средняя общеобразовательная школа…
    Подробнее ...
Читать все Новости