Вход/Регистрация

Регистрация

Православный клуб

"Илья Муромец"

Клуб "Илья Муромец"Клуб, в котором занимается более 100 ребятишек, создан в 2010 году и находится под духовным окормлением клирика Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия иерея Николая Клигуна.

Оренбургская Голгофа

Отдел по канонизации

Оренбургская ГолгофаC сентября 2010 года отдел по канонизации святых работает под руководством благочинного Саракташского округа протоиерея Николая Стремского.

Станица Спасская

Православное казачество

Православное казачествоАктивно в жизни Обители Милосердия участвуют казаки Спасского станичного казачьего общества под руководством атамана - подъесаула Евгения Стремского.

Специальный проект

Ради жизни на Земле...

Свеча в благодарность за спасение жизниСамое большое преступление сегодня - преступление против семьи. Официальная позиция Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия по этому вопросу представлена ниже.

Суббота, 04 Апрель 2015 12:10

Столп Православия

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)
Служение владыки Иоанна и владыки Леонтия в Оренбурге Служение владыки Иоанна и владыки Леонтия в Оренбурге

Скоро минет двадцать лет с того момента, как отошёл ко Господу митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычёв). Вся его жизнь показывает, каких высот может достичь человек, всецело отдающий себя в руки Господа и живущий по Его воле. Ничем другим нельзя объяснить, как мальчик из глухой оренбургской деревни, который по слабости сельского образования не смог окончить Орский индустриальный техникум, по прошествии времени становится всемирно известным архипастырем, который мог изъясняться на 33 языках.

Детство и отрочество

Для оренбуржцев, безусловно, лестно, что будущий архиерей именно у нас обрёл Православие, именно здесь началось его духовное восхождение. Рождённый в селе Ново-Маячка Николаевской (ныне Херсонской) области в октябре 1927 года, он уже в годовалом возрасте вместе с родителями оказался в западном Оренбуржье, в деревне Спасское под Сорочинском. Почему так произошло, сейчас уже никто не скажет. Возможно, Снычёвых раскулачили (или готовили к раскулачиванию) и им пришлось бежать в оренбургские степи.
Кроме Ивана в семье было ещё четыре сына. Как отмечал в интервью одной из самарских газет брат владыки
Иоанна Пётр Матвеевич, семья жила не просто скромно – бедно жила. Достаточно сказать, что на всю семью были одни валенки. Носили их по очереди. Питались тем, что выращивали на своём огороде (как правило, так жили репрессированные, поскольку их не брали в колхоз).
Летом дети ходили в лес, собирали цветы или ягоды, продавали их на базаре, а деньги отдавали родителям. Когда было особенно голодно, мать посылала мальчишек в лес за крапивой и лебедой, из которых потом варили суп. Иногда удавалось поймать суслика. Тогда в семье был настоящий пир.
Родители будущего архиерея были обычными крестьянами и не знали грамоты. Однако они старались дать образование сыновьям. Поэтому переехали из района в Сорочинск, где Иван смог окончить семилетку, что дало ему возможность поступить в Орский индустриальный техникум.
Несмотря на то что родители будущего архипастыря по возможности посещали церковь, системного духовного воспитания детям они не давали (очевидно, сказывалась коммунистическая антирелигиозная пропаганда). Тем не менее, сам Владыка отмечал, что религиозное чувство стало проявляться в нём рано. Уже в пятнадцатилетнем возрасте он глубоко задумался над смыслом жизни. Позднее Владыка вспоминал, что ему было страшно смириться с мыслью, что человек по смерти исчезает бесследно, уходя в небытие, и по этой причине он горько плакал.
Господь узрел переживания юноши и особым образом привёл его к вере. Ранней весной 1943 года в частных домах села, где жил Иван, стали собираться богомольные старушки, чтобы вместе помолиться. На одно из таких молитвенных собраний пришёл и Иван. Здесь в его сердце и были посеяны первые семена Православия. Но тогда в нём ещё боролись два чувства. Один голос говорил: «Читай Апостольские деяния», – а другой: «Зачем ты ходишь в эти дома? Там только старушки». Иван предпочёл первый голос.
Окончательное же восприятие веры произошло вечером 1 августа 1943 года, в день памяти преп. Серафима Саровского, накануне праздника пророка Божия Илии, на танцплощадке. Внезап­но Иван увидел всю мерзость грешного мира. В представшем ему видении вместо танцующих людей он узрел омерзительных кривляющихся бесов – истинных хозяев этого суетного веселья, почувствовал леденящий холод адской бездны. С того момента юноша уже никогда не возвращался к мирским утехам. Слово Божие разрешило мучившие его вопросы – человек после смерти не исчезает, а переходит в жизнь будущего века, наследуя райское блаженство или адские муки – в зависимости от того, как управил он своё земное бытие.
В помощь 16-летнему Ивану Господь послал благочестивую подвижницу монахиню Февронию, которая стала его духовной матерью. Вскоре Божий Промысел привёл его к священнику о. Леониду Смирнову, который первый раз напутствовал юношу Святыми Тайнами. Так началась его церковная жизнь.
Отметим, что воцерковление будущего архипастыря про­изошло в тот момент, когда он оставался в семье за старшего, поскольку с началом Великой Отечественной войны отец и два брата Ивана ушли на фронт. Сам будущий архиерей в Красную Армию был призван в 1944 году, но вскоре, по болезни, комиссован. Он стал пономарём в храме святых апостолов Петра и Павла в Бузулуке. А вскоре произошла знаменательная встреча Ивана со своим будущим наставником и учителем владыкой Мануилом (Лемешевским).
В это время вновь назначенный на Оренбургскую кафедру владыка Мануил искал себе келейника и послушника. Перед Неделей Всех Святых в субботу епископ Мануил прибыл в село Верхняя Платовка. От самой станции до села путь его был выстлан полевыми цветами. Народ со слезами встречал своего архипастыря. Службы проходили торжественно, празднично. Здесь же, в Платовке, епископ обратил внимание на молодого пономаря и взял его к себе. Так в августе 1945 года началась духовная жизнь Ивана под руководством опытного архиерея.
7 июня 1946 года Иоанн был пострижен в рясофор с оставлением прежнего имени. В том же году уже архиепископ Чкаловский и Бузулукский Мануил рукоположил монаха Иоанна во иеродиакона с зачислением в штат Никольского кафедрального собора. 14 января 1948 года состоялось рукоположение Иоанна во иеромонаха.
Именно будучи иеромонахом, Иоанн написал акафист иконе Божией Матери «Табынская». Вла­дыка Мануил много сил потратил для восстановления почитания чудотворного образа. Но в то же время печалился, что нет у иконы подобающего акафиста. Его написал отец Иоанн. Вот как он сам это описывал:
«Как-то Владыка отбыл обозревать свою епархию, а я по разным причинам остался дома. И вдруг в это самое время у меня появилось непреодолимое желание написать акафист Богородице. Я взял оставленную старцем книгу описания истории Табынской иконы Богоматери, прочитал внимательно, помолился и приступил к составлению.
Дело шло быстро и хорошо. К вечеру следующего дня акафист был уже отпечатан на машинке. Я аккуратно обернул его чистой белой бумагой и написал нежными тонами: «Дар Неба». Сам ликовал от радости, что исполнил давнишнее желание старца, но возникал вопрос: примет ли мой скромный дар Царица Небесная? Скоро возвратился Владыка, и на лице его отразилась радость».
Акафист благословил митрополит Нестор (Анисимов). Но правящий тогда Патриарх Алексий I его не утвердил, передав автору через архиерея вопрос: «Почему Вы написали "...всего мира Надеждо и Утешение". Табынская относится к местночтимым иконам...». На это будущий архиерей, ничего не объясняя, коротко ответил: «Так надо!».
Для подготовки к проповеднической деятельности владыка Мануил почти ежедневно поручал Иоанну после Литургии пересказывать в храме народу жития святых. Это существенно помогло молодому священнослужителю в его будущем служении.
Однако в это время вновь начались преследования священнослужителей. В очередной раз был арестован владыка Мануил. Причиной стало то, что во время освящения одного храма, стоящего на берегу реки, верующие хотели совершить крестный ход. Зная, что лёд ещё тонок, Владыка запретил это делать. А когда он уехал, народ всё-таки пошёл. В результате некоторые провалились под лёд. А архиерей за это поплатился свободой. 4 сентября он был арестован, 16 апреля 1948 года приговорён к 10 годам лишения свободы и отправлен в Потёмские лагеря в Мордовии.
Осиротевший отец Иоанн на следующий год поступил в Саратовскую духовную семинарию, которую окончил в 1951-м по первому разряду.

От студента до архиерея

В 1951 году он стал студентом Ленинградской духовной академии, закончив её через четыре года со степенью кандидата богословия. Подающего надежды богослова даже оставили профессорским стипендиатом на кафедре сектоведения.
В декабре 1955 года произошла радостная встреча с вернувшимся из ссылки архиепископом Мануилом, которого назначили на Чебоксарскую кафедру. Зимой 1956 года о. Иоанн в свободное от стипендиатской работы время помогал своему архипастырю составлять «Чин архиерейского отпевания», а осенью он был определён преподавателем Минской духовной семинарии и пострижен в мантию. Иеромонах Иоанн преподавал гомилетику и практическое руководство для пастырей, одновременно заведуя семинарской библиотекой.
В сентябре 1957 года по ходатайству архиепископа Чебоксарского и Чувашского Мануила о. Иоанна освободили от преподавательской деятельности, и он вернулся к старцу-святителю в Чебоксары, где в течение двух лет помогал ему работать над капитальными трудами: «Каталогом русских православных архиереев периода с 1893 по 1956 годы», «Топографией архиерейских кафедр и викариатств» того же периода и «Фотоальбомом православных архиереев от начала крещения Руси до 1958 года». За участие в их написании иеромонах Иоанн в марте 1959 года был награждён Святейшим Патриархом Алексием крестом с украшениями.
В сентябре 1959 года о. Иоанн
был определён помощником инспектора и преподавателем Саратовской духовной семинарии, где преподавал гомилетику, сравнительное богословие и Священное Писание Ветхого Завета. Трудился иеромонах в семинарии всего год и в сентябре 1960 года снова был направлен в распоряжение Высокопреосвященного Мануила, в то время бывшего уже архиепископом Куйбышевским и Сызранским. Владыка определил ему быть священником и ключарём Покровского кафедрального собора г. Куйбышева (Самары).
Совершая священническое служение в соборе, иеромонах Иоанн в то же время помогал своему старцу в его литературных трудах и готовил магистерскую диссертацию. Трудясь долгие годы под омофором архиепископа Мануила, ученик унаследовал от наставника любовь к исследовательской и литературной деятельности, собрав богатый архив по церковной истории.
В апреле 1961 года иеромонах Иоанн был возведён в сан игумена, а к Пасхе 1964 года – в сан архимандрита. 12 декабря 1965 года состоялась его хиротония во епископа Сызранского. В феврале 1966 года владыка Иоанн защитил в Московской духовной академии диссертацию и был удостоен учёной степени магистра богословия. В 1969 году он утверждается епископом Куйбышевским и Сызранским, а с сентября 1972 года ему поручается временное управление Чебоксарской епархией.
О том, каким архипастырем был владыка Иоанн, рассказывает протоиерей Владимир Назаров, настоятель Христо-Рождественского храма посёлка Вожского Самарской области:
«О владыке Иоанне, как человеке, так скажу: за все годы, сколько я его знал, я ни разу не видел, чтобы он гневался. Гнев проявлялся так: если ему кто-то не нравился, было видно, что он внутри переживает, может покраснеть, лицо покрывалось пятнами, но никогда, ни разу не сорвался и не накричал. Он всегда доходчиво и нежно объяснял, что не так, но чтобы кричал владыка и ногами топал – никогда такого не было.
Иногда в своём характере он проявлял твёрдость. Однажды в Димитровграде случился конфликт прямо за столом. Поссорились настоятель храма и староста. Тогда ведь старосты выбирались, были «товарищами из органов». Владыка их одёргивает: "Прекратите!". Второй раз, третий... В итоге владыка говорит священнику: "Всё, теперь ты здесь не настоятель", – и вывел его за штат. "Как? – настоятель упал перед ним на колени. – Владыка, прости!". Он отвечает: "Нет". И отправил его в заброшенное село. В этом плане владыка был довольно жёстким: "Я тебя два раза предупредил, ты ничего не понял. Всё".
С другой стороны, владыка Иоанн был очень мягкий, внимательный. Один раз, когда ещё был иподиаконом, мы ехали из одного небольшого села после службы. Владыка говорит: "Вам, как иподьякону, дали какое-либо вознаграждение?" Я отвечаю: "Нет". Он просто достал свои деньги и дал. Конкретное внимание с его стороны. Владыка заботился обо всех своих сослужителях.
Это был человек очень тонкой натуры. Прекрасно разбирался в живописи, храмы расписывали под его руководством. Играл на фисгармонии, пел. Был очень образованным человеком. Хотя с виду не скажешь. Позже, когда владыка в Питер на кафедру приехал, о нём говорили избалованные столичные умы, что, мол, "деревенского батюшку, колхозника прислали". И только после его смерти поняли, какой у них великий архиерей служил».
В сентябре 1976 года епископ Иоанн был возведён в сан архиепископа. В июне 1987 года он посетил Святую Землю. За чтение в 1988 году в Ленинградской духовной академии курса лекций по новейшей церковной истории получил звание доктора церковной истории.

Во главе Санкт-Петербургской митрополии

С 20 июля 1990 года Высокопреосвященнейший Иоанн в сане митрополита возглавил Санкт-Петербургскую епархию. Тогда это была своего рода духовная пустынь. На огромный город было всего 12 православных храмов, из которых половина – кладбищенские церкви.
За пять с небольшим лет число действующих приходов увеличилось в три раза. В северной столице повсеместно создаются приходские воскресные школы, учреждается духовное училище, в обычных школах начинают изучать Закон Божий. Владыка основывает издательство Санкт-Петербургской митрополии, выступает в телепрограмме «Храм», радиопередаче «Колокол».
При этом митрополит Иоанн остаётся открытым. Как вспоминает питерский журналист Александр Щипков, «встречами с митрополитом Иоанном никого удивить нельзя было. Тогда всё было попросту, без церемоний. Снимаешь вечером трубку, набираешь известный всему городу домашний номер: добрый вечер, благословите, Владыка, хотел бы поговорить. Бог благословит, заходи, Саша, завтра в резиденцию. Каждый так мог. Владыка благоволил всем, кто слагал буквы на листе...».
Тот же журналист отмечает, что «высказывался митрополит всегда предельно ясно – и по идеям, и по персоналиям. Русифицировать службу придётся. Скамейки в храмах расставить для немощных (сам ногами маялся) нужно. Притомился – не требуй сокращения службы, а ступай с Богом домой, нет в том греха, достоишь другим разом. О Георгии Кочеткове: искренний, но горделивый. О Глебе Якунине: не иерей, а артист. О Руслане Хасбулатове: некоторый мусульманин получше православного будет. Об Анатолии Собчаке: учёность надмевает!».
Вскоре началась его активная религиозно-общественная, публицистическая деятельность, сделавшая имя петербургского архиерея широко известным как в России, так и за рубежом. Чтобы всё успеть, Владыка работал на износ. Как отмечает его брат Пётр Снычёв, «его отдых занимал не более двух часов в сутки. Если даже глубокой ночью в дверь звонил посетитель – отказа в приёме не было. Однажды брат пригласил меня разделить архиерейскую трапезу. Еду подали нам вместе, и я увидел в тарелке постную ячневую кашу. А Владыка смеётся и говорит: «Не думаешь теперь, что твой брат здесь разносолами питается?».
Ясность в высказываниях, пожалуй, явилась той причиной, по которой владыка Иоанн нажил недоброжелателей. Однако по-другому он просто не мог. Вот что сказал Владыка по поводу трагических событий осени 1993 года: «Оружие Церкви есть слово. Бескомпромиссное слово Истины, непримиримое ко лжи, лицемерию и человеко-угодничеству. Именно сегодня оно должно прозвучать сильно и властно. Ныне народ русский находится на грани духовной гибели. Последними действиями президента поставлена на грань государственного распада и сама Россия. Тщеславные и властолюбивые амбиции одержали верх над понятиями чести и совести, да и просто велениями здравого смысла. Так более продолжаться не может».
В своих публицистических произведениях, из которых наиболее часто упоминают «Самодержавие духа», он говорил о сторонах демократии, из-за которых государство Российское может лишиться самостоятельности. По большому счёту, даже сейчас правду о демократии стараются не афишировать. Приведём же несколько положений из труда владыки Иоанна.
Вот как он оценивал итоги так называемой «перестройки» от Михаила Горбачёва:
«Сегодня мы имеем возможность оценить первые плоды такого реформирования. Единое государство разрушено. Русский народ расчленён на части границами новоявленных «независимых государств». Россия отброшена в своём территориальном развитии на триста пятьдесят лет назад. Общество оказалось совершенно беззащитным перед шквалом безнравственности и цинизма, обрушившегося на людей со страниц «свободной» прессы и экранов телевизоров. Церковь подвергается бешеным атакам еретиков и сектантов, понаехавших в Россию со всего света, чтобы «просветить» русских варваров. Ростки здорового национально-религиозного самосознания погребены под грудой нечистот «масс-культуры» и фальшивых ценностей «общества потребления». Страной по-прежнему правят богоборцы, космополиты и русоненавистники...
Катастрофа состоялась».
Бескомпромиссно архиерей высказывался и о лживости демократии в её западно-либеральном варианте, называя истинную цель сильных мира сего – уничтожить Россию, пустив её по ложному пути.
«Политическая основа демократии – всеобщее прямое избирательное право – явление аморальное и разрушительное, ибо развивает политический цинизм до невероятных размеров, делает народ объектом бесчестных манипуляций, получающих, при современном развитии средств массовой информации, поистине безудержный размах. Почему-то никому не приходит в голову выбирать при помощи всеобщего голосования хирурга или следователя, шофёра или лётчика. А разве управляться со скальпелем, машиной, самолётом труднее, чем с гигантской страной, отягощённой сложнейшими проблемами?..
... Юридически-правовая основа демократии – тезис о естественных (прирождённых) правах человека, на реализацию которых посредством формального законодательства должна быть направлена вся работа государственного механизма. Эта основа столь же искусственна и лжива, как предыдущие. По сути своей она является лишь абсолютизацией индивидуализма, свойственного западно-европейскому «менталитету» и исторически глубоко чуждого русскому национальному и религиозному самосознанию...
...Горький опыт междоусобных распрей крепко-накрепко выучил наших предков: акцент на «права» неизбежно порождает упрёки в их несоблюдении, взаимные претензии, обиды и склоки. Благородная, на первый взгляд, идея абсолютизации «прав» питает гордыню, высокоумие и тщеславие, ведёт к обособлению, разделению, противопоставлению интересов и, в конечном счёте, к сословной и классовой вражде, к войне «всех против всех», по-живому рассекающей народное тело...
... Экономическая основа демократии – финансовый, спекулятивный капитал. Это им сконструирована современная бездуховная «технологическая» цивилизация, в которой человек лишается последних остатков совести и душевного здравия, превращаясь в полуживотное-полумеханизм – безличный винтик в гигантской машине, имеющей единственную всепоглощающую цель: деньги, деньги, деньги...
Под сладкий убаюкивающий говорок об удовлетворении «естественных» потребностей человека эта демократическая «цивилизация» насаждает культ насилия и разврата, терпимость ко злу и извращениям человеческого естества. Грехи и страсти падшего человека раздуваются до невероятных размеров, сознательно стимулируются и становятся источником бессовестной, бесчестной наживы. Лозунги такой цивилизации – «Всё на продажу!», «Обогащайтесь!», «Живём один раз!» и им подобные – разъедают общественную мораль, в народе происходит распад национального самосознания, государство криминализируется, опутывается всепроникающими мафиозными связями и – неотвратимо движется к распаду.
И в России грядущий государственный распад – неизбежное следствие практического применения принципов демократии в практике государственного строительства. Либерально-демократическая идея для того, собственно говоря, и предназначена, чтобы подточить, ослабить устои крепкого, традиционного общественного устройства, разрушить его духовные, религиозные опоры, разложить национальные государства и – постепенно, незаметно, неощутимо для одурманенного демократическим хаосом общества – передать бразды правления над ними транснациональной «мировой закулисе», тем ловким политическим механикам, о которых предупреждал Победоносцев...».

Смерть Владыки

Абсолютно очевидно, что у многих, очень у многих, стоящих у кормила власти, такие мысли авторитетного церковного иерарха вызывали, мягко говоря, недовольство. Брат владыки Иоанна Пётр Матвеевич открыто говорит о ненавистниках митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского. Достаточно сказать, что он дважды, как бы случайно, попадал в автокатастрофы, в результате чего у него были сломаны два ребра.
Да и смерть Владыки на 69 году жизни в недостроенной гостинице «Северная корона» до сих пор вызывает много вопросов. Случилось это 2 ноября 1995 года. Известно, что накануне по неизвестной причине (её так и не удалось выяснить) полностью выгорел свечной цех возле семинарии на Обводном канале. Епархия осталась без своих свечей. Когда митрополиту Иоанну пришло приглашение на презентацию 5-летней годовщины банка «Санкт-Петербург», ему передали, что там должен был появиться мэр Анатолий Собчак, с которым Владыка не мог встретиться два года (после того как он резко высказался в адрес кровавых событий осени 1993 года в Москве). Кроме того, на презентации должны были присутствовать бизнесмены, в помощи которых епархия остро нуждалась после разорительного пожара...
В недостроенном здании гостиницы «Северная корона» банк «Санкт-Петербург» – тогда владелец проекта – с помпой праздновал своё 5-летие с участием известных в городе персон. Около 20:00 – Собчака ещё не было – официанты на презентации в холле гостиницы «Северная корона» принялись разносить соки. Владыка благословил желающих выпить. Самому Владыке стакан принесли ОТДЕЛЬНО, и он, отпив глоток, отставил стакан с ледяным соком.
Наконец появился Собчак, который протянул руку митрополиту, спросив его: «Как чувствуете себя?». Владыка внимательно посмотрел на стоящего перед ним вечно самоуверенного мэра.
– Благословите, Владыка... – прервала затянувшуюся паузу Людмила Нарусова, жена Анатолия Собчака. Митрополит поёжился от сковывающего его холода и поднял руку для благословения...
Стоявшие рядом с митрополитом Иоанном спутники вспоминали потом, что, когда Владыка поднял руку, возникло такое ощущение, словно он увидел что-то неожиданное. Он смотрел не на Нарусову, не на Собчака, а куда-то сквозь эту чету. Пальцы его, сжимавшие посох, разжались, и Владыка, подхваченный сзади келейником Петром, медленно начал оседать на пол. Чета Собчаков в страхе отскочила от умирающего Владыки...
Было 20:35, когда Владыке внезапно стало плохо в холле «Северной короны». Произошедшее было настолько неожиданным, что не могло не вызвать смятения. Кто-то хлопотал, чтобы вызвать скорую помощь, чтобы сообщить в резиденцию. Кто-то уже сделал это по радиотелефону. Собчак сказал, что скорая уже вызвана по его каналам. Скорая прибыла через 15 минут. Но в этой, вызванной по спецканалам, машине НЕ ОКАЗАЛОСЬ НЕОБХОДИМЫХ ЛЕКАРСТВ. Сердце митрополита остановилось.
Три дня спустя сонм священнослужителей во главе с митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием совершил чин отпевания в Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры. Проститься с Владыкой ехали люди из Москвы, Самары, из больших и малых городов России, из самой дальней дали, до которой достигало слово Владыки. Перечислять даже самых именитых людей, пришедших к Свято-Троицкому собору, – занятие непосильное. Проще сказать, кого тут не было. Не было Анатолия Собчака... Владыка был погребён на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры, возвращённой Церкви его стараниями. Могила его – в архиерейском уголке, у монастырской протоки.
Брат Владыки Пётр Матвеевич рассказывает, что в день, когда хоронили митрополита, выпал снег, ослепительно белый, а когда опускали гроб – вдруг появилась стая морских чаек.
Ещё об одном интересном факте, происшедшем в связи с кончиной митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна, рассказал в своей книге «Чудеса последнего времени» (Арзамас, 2001) иеромонах Трифон: «В Свято-Троице-Серафимо-Дивеевском женском монастыре вдруг зазвонил колокол. Все были в недоумении, причины для звона не было. Тогда стали выяснять: кто и зачем звонил. Оказалось, что к звоннице никто не подходил (даже близко никого не было). Все были удивлены. Вывод напрашивался один – колокол зазвонил сам... И вот в этот самый момент, когда все пытались разгадать эту загадку, работник связи в монастырь принёс телеграмму: «Умер Высокопреосвященнейший Иоанн, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский».
Это был траурный колокольный звон, и звонили, надо полагать, ангелы».
Любопытно, что та самая гостиница «Северная корона» так и не была достроена. А после смерти владыки Иоанна началась травля «пламенного демократа» Анатолия Собчака, которая спустя пять лет окончилась, по одной из версий, его отравлением и смертью «от сердечного приступа». Похоронен Анатолий Александрович также на Никольском кладбище Александро-Невской лавры.
Похороны Собчака были пышными. Очень пышными. С участием будущего Президента России Владимира Путина. Вскоре появился специальный указ губернатора Санкт-Петербурга об увековечении памяти Собчака. Ему стали устанавливать мемориальные доски, а в 2006 году на Васильевском острове открыли памятник. Президент Грузии Михаил Саакашвили также установил памятник Анатолию Собчаку и переименовал в его честь улицу в Тбилиси (именно Собчак утверждал, что Советская армия использовала сапёрные лопатки при разгоне митинга в Тбилиси в апреле 1989 года).
Что касается владыки Иоанна, то ему отдельных памятников не возведено до сих пор. Несмотря на то что верующие Самары неоднократно просили об этом городские власти. Однажды, 5 октября 2007 года, мэр Самары В.А. Тархов принял положительное решение, и верующие собрали 3,5 миллиона рублей, на которые был отлит бронзовый памятник. Но затем появилась так называемая демократическая общественность, недобрым словом помянувшая книгу «Самодержавие духа», и 17 сентября 2013 года мэр Самары Д.И. Азаров всё отменил.
И всё же в Самаре увековечили образ любимого архипастыря. Точнее, сразу двух архипастырей, возглавлявших Самарскую кафедру в разные годы: митрополита Иоанна (Снычёва) и его учителя митрополита Мануила (Лемешевского). Для этого потребовались протесты уже со стороны верующих и дополнительный сбор средств. И вот 16 октября 2014 года в Самаре был открыт один на двоих памятник скульптора Николая Куклева.
Митрополит Самарский и Сызранский Сергий освятил памятник митрополитам Мануилу и Иоанну, расположенный под сенью с крестами, которую венчает мозаичная икона Божией Матери «Взыскание погибших». Главная самарская святыня!
А возле иконы безмятежно воркуют белые голубки, неслышно шумят гипсовыми крылышками. Для обычных же людей это была тихая радость, поскольку любимые владыки наконец-то вернулись...

ИСТОЧНИКИ:
1. Автобиография владыки Иоанна (Снычёва), произнесённая им 9 июня 1971 года, на 25-летие служения в священном сане;
2. Книга «Самодержавие духа» СПб, Издательство «Царское Дело», 1996.
3. Книга «Времена не выбирают»
4. Памяти Митрополита Иоанна (Снычева). [Электронный ресурс] URL: http://expertmus.livejournal.com/84745.html
5. Щипков Александр. Или правда, или ничего. Воспоминания о митрополите Иоанне Снычеве.: газета «Независимая газета» (приложение «Религии»), 23 января 1998 г.
6. Шумеев Виктор. Митрополит.: газета «Оренбуржье», 17 марта 2005 г.

Прочитано 575 раз Последнее изменение Среда, 08 Апрель 2015 14:02
Баклыков Владимир

Владимир Павлович Баклыков родился в 1965 году в г. Невьянске Свердловской области, работал учеником слесаря на Оренбургском машиностроительном заводе (ныне ПО «Стрела»).
Окончил МВТУ им. Н.Э. Баумана, вернулся на родной завод инженером-конструктором.
С 1995 года в журналистике. Работал заместителем редактора газеты «Вечерний Оренбург», директором газеты «Патриот Оренбуржья», пресс-секретарём главы администрации Оренбургской области, пресс-секретарём Оренбургского войскового казачьего общества, вместе с атаманом Юрием Бельковым (†2014) создал газету «Станица Славянская» и был её первым главным редактором. Военное звание - лейтенант, казачий чин - подъесаул.
Лауреат Всероссийской премии движения «Яблоко» – «Вопреки» (им. Ларисы Юдиной), ряда областных и муниципальных журналистских премий. Член Союза журналистов России.
Лауреат литературных премий им. Валериана Правдухина альманаха «Гостиный Двор» (2014) и литературной премии Оренбургской епархии "Словотворцы" (2014).
В настоящее время – редактор журнала «Православный Духовный Вестник Саракташского благочиния». Живёт в Оренбурге.

Сайт: baklykov.info

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Свято-Троицкая Симеонова Обитель Милосердия

Свято-Троицкая Симеонова Обитель Милосердия

пос. Саракташ

By Баклыков Владимир

Свято-Троицкая Симеонова Обитель Милосердия

More...
Дети и престарелые просят помощи

Дети и престарелые просят помощи

Наши проекты

Общий вид нового Дома Милосердия

By Баклыков Владимир

Дорогие братья и сестры, все неравнодушные люди! В связи с острой необходимостью мы были вынуждены принять решение о начале строительства…

More...
Спасские казаки активно участвуют в жизни Обители Милосердия

Спасские казаки активно участвуют в жизни Обители Милосердия

В день Георгия Победоносца

By Баклыков Владимир

В день Георгия Победоносца

More...
Архиерейское служение в Свято-Троицком соборе

Архиерейское служение в Свято-Троицком соборе

Служба митрополита Оренбургского Валентина

By Баклыков Владимир

Служба митрополита Оренбургского и Саракташского Валентина

More...
Православная гимназия Сергия Радонежского

Православная гимназия Сергия Радонежского

На уроке в православной гимназии

By Баклыков Владимир

На уроке в православной гимназии

More...
Frontpage Slideshow | Copyright © 2006-2012 JoomlaWorks Ltd.

Блок сортировки

« Октябрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.

Православные новости

Читать все Новости