Вход/Регистрация

Регистрация

Православный клуб

"Илья Муромец"

Клуб "Илья Муромец"Клуб, в котором занимается более 100 ребятишек, создан в 2010 году и находится под духовным окормлением клирика Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия иерея Николая Клигуна.

Оренбургская Голгофа

Отдел по канонизации

Оренбургская ГолгофаC сентября 2010 года отдел по канонизации святых работает под руководством благочинного Саракташского округа протоиерея Николая Стремского.

Станица Спасская

Православное казачество

Православное казачествоАктивно в жизни Обители Милосердия участвуют казаки Спасского станичного казачьего общества под руководством атамана - подъесаула Евгения Стремского.

Специальный проект

Ради жизни на Земле...

Свеча в благодарность за спасение жизниСамое большое преступление сегодня - преступление против семьи. Официальная позиция Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия по этому вопросу представлена ниже.

Четверг, 08 Август 2013 21:09

Жизнь и подвиг отца Серафима

Автор 
Оцените материал
(2 голосов)
Сослужение отца Мисаила "апостолу Камчатки" митрополиту Нестору (Анисимову) Сослужение отца Мисаила "апостолу Камчатки" митрополиту Нестору (Анисимову)

Современное человечество подсознательно ощущает, что идеалы нынешней жизни, направленные лишь на получение удовольствий, − ложные. Видимо, потому так близко, иногда даже с желанием, многие восприняли в декабре прошлого года идею «конца света». Однако наш Создатель помиловал на сей раз своё творение. Возможно потому, что есть ещё на Земле молитвенники, каковым был схиархимандрит Серафим (Томин), отошедший ко Господу 20 января на 90-м году его земного пути.

... В МИРУ – МИХАИЛ ТОМИН

Отец Серафим (в миру − Михаил Константинович Томин) был старейшим монахом не только в Оренбургской области, но, вполне возможно, во всей России. Его монашеский «стаж» − 77 лет, из них в священном сане 66 лет. Уже с пяти лет он прислуживал в Георгиевской церкви в родном селе Баракове Шарлыкского района. В церкви его впервые и арестовали в 1934 году вместе с активными членами общины и настоятелем – отцом Иоанном Сурайкиным.
Ещё в младенчестве судьба свела его с Евдокией Яковлевной Сухановой (ныне местно-чтимая святая – преподобная Зосимия Уфимская и Оренбургская). Дело в том, что до трёх лет у Миши ноги были скрюченными как у рахитика. Его возили в райцентр, где работал профессор Александр Афанасьевич Барынин, опытный врач, за неблагонадёжность высланный большевиками из Москвы. Осмотрев ножки, он сказал, что это «болезнь не физическая», и велел обратиться к схимонахине Зосиме из Эннадского Покровского монастыря. Монастырь этот находился в 35 километрах от Баракова и был закрыт к тому времени. В 1922 году многих монахинь и послушниц (всего их было около трехсот) арестовали, а матушку Зосиму по возрасту не тронули – ей было уже за сто лет. Верующие забрали ее в село Новоархангеловку, в народном названии – Дёму. Во дворе одного дома поставили ей келию, здесь она и жила. Матушка запрещала вступать в колхоз, ходить в обновленческую церковь.
Вот как рассказывал о первой встрече с ней сам отец Серафим:
«Положившись на милость Господню, родители решили везти меня к старице. Папа запряг жеребца в тарантас, но сам не мог ехать. Мои родные: мама, бабушка Евдокия Васильевна и ее дочь Фекла, моя няня, − помолившись перед дорогой и дав обет в пути ничего не вкушать: «Когда возьмем у матушки благословение, тогда и будем кушать», – рано утром отправились в путь. И всего-то надо было проехать девятнадцать километров, так что можно было одним днем туда и обратно съездить. Дорога шла через небольшую гору, в народе она называется Прямица. Родные не удержались и на горе, нарушив свое обещание, наелись.
У кельи матушки Зосимы всегда толпилось много народа, приезжавшего даже и из соседних областей. Днем и ночью к ней ехали. Она исцеляла и людей, и скот. У кого вещи пропадали, она говорила, где их искать, но имен воров не указывала. Такая благодатная была старица.
В тот момент, когда мы подъехали, матушка сама вышла из келии. Увидев нас, она укоряюще произнесла: «Я вас не приму! Как вам не стыдно! Вы дали обещание: «Пока не возьмем благословение у матушки Зосимы, кушать не будем», – а сами на Прямице остановили жеребца – как вам не стыдно! – и наелись. Я вас не приму!» Родные мои заплакали...
Матушка Зосима потом обратилась к моей маме: «Ну ладно, молодушка, иди ко мне с ребеночком!» В келье у старицы мама спешно принялась объяснять:
− Да вот, матушка, первый сыночек, несчастный совсем, я грудью его не кормила, у меня груди болят, ребенка кормить не могу...
− Как бы он пил твое молоко! Ты доишь коровку – корова буйная, брыкается, а ты черным словом ругаешься! Твой мальчик потому не сосал груди, что он будет монахом.
− Матушка, он и мяса не ест.
− Не будет монах мясо есть, разве монахи мясо едят? Он будет на Афоне, в высоком сане, и помрет на Афоне. Мясо он совсем есть не будет, как и последний твой сын.
Так оно и вышло: я монах и мясо ни разу в жизни своей не вкушал и мой младший брат, четырнадцатый ребенок в семье, тоже никогда мяса в рот не брал.
Была у матушки Зосимы кипарисовая кадочка, а в ней святая вода из реки Иордан (матушка несколько раз пешком через Турцию в Иерусалим ходила). Старица помочила мои скрюченные ножки в этой воде, и они тут же выпрямились. «Будет стоять! Будет стоять! Будет стоять!» - трижды сказала она. Перекрестила мне макушку, поцеловала... Родных она простила и на дорогу дала им святой воды. И что за радость была, что за веселье, когда весь обратный путь я ехал, стоя на своих исцеленных ножках!»
В свою вторую встречу, незадолго до кончины матушки Зосимии, старица дала Мише перламутровый крест, что принесла из Иерусалима и сказала: «Мишунька! Вот с этим крестом тебя будут постригать в монашество!» Подарила также на память очень красивый ящичек панорам для просмотра – около двухсот живописных картин по святому граду Иерусалиму. Много позднее, в 1946 году, с данным матушкой крестом Томин действительно принял монашество с именем Мисаил и свято хранил этот крест всю жизнь как Божие благословение.
Уже вернувшись со Святой Горы Афон, схиархимандрит Серафим установил православный крест на могиле матушки Зосимии в селе Сенцовка Октябрьского района.

МИША БАРАКСКИЙ

По монашескому уставу он начал жить с 12 лет, для чего соорудил келью во дворе отцовского дома. Томина тогда стали звать Миша Баракский. Он сразу стал известен не только жителям села и окрестностей, но и правоохранительным органам. На фоне борьбы с «опиумом для народа» юный монах был словно бельмо на глазу. «Вразумить» его пытались абсолютно все. Из школы, к примеру, периодически отчисляли. В итоге седьмой класс он окончил экстерном (по просьбе отца экзамены у Миши приняли в Шарлыке). Родные под нажимом властей старались отвлечь парня от молитвы. Доходило до того, что Михаил по ночам убегал на кладбище и молился там.
– Но никто не смог меня переделать: ни школа, ни родители, ни власти, ни ГПУ, – говорил отец Серафим.
Серьёзным испытанием для Томина были таланты мастерового. Михаил самостоятельно(!) овладел секретами ремесла жестянщика, кузнеца, печника, краснодеревщика, златошвея. Однажды местные власти попросили покрыть железом школу. Работа была выполнена блестяще. Юноше заплатили 3700 рублей (для сравнения: пуд самой лучшей муки тогда стоил 1,5 рубля). После его вызвали в сельсовет и предложили за государственный счёт отправить на учёбу в город. То есть, открывалась перспектива безбедной комфортной жизни. Единственное условие – бросить молиться.
– Если я брошу молиться – буду таким же болваном, как вы! – резко ответил отрок.
Естественно, из сельсовета его «вынесли» на пинках.
– Но я смелый был, – рассказывал батюшка Серафим, – и ничего не боялся. Боялся только Бога!
Позже пытались Томину «приписать» контрреволюцию и терроризм. Неоднократно в органы поступали «сигналы» о том, что Михаил участвует в заговорах против советской власти. Однажды кто-то написал даже, что он готовит взрыв 47-го авиационного завода (ныне ПО «Стрела»). Но при проверке все обвинения рассыпались в прах. Его арестовывали и отпускали.
Как-то работникам НКВД пришло в голову устроить «сеанс с разоблачением». При очередном аресте положили на стол крест и Евангелие и говорят:
– Сейчас ты врать не можешь. Скажи нам: есть Бог или нет?
– А гонения на Него есть или нет? – спросил в ответ юноша.
– Конечно, – отвечают энкавэдэшники. – Мы Его и гоним!
– Ну а как же можно гнать Того, Кого нет?
За этот ответ Михаила избили и выгнали. Но с другой стороны, разоблачение явно удалось: сотрудники НКВД разоблачили сами себя.
Духовные отцы у Михаила были такие, что могли заранее предупредить его о том, что случится в будущем с ним и со страной. Когда он учился в школе в соседнем Илькульгане, то познакомился с Андреем Егоровичем Варламовым, послушником афонского монастыря, ещё до революции посланного в Россию для сбора пожертвований, да так и оставшегося на родине после того, как началась германская война и турки закрыли границу. Старец Андрей стал его первым духовным наставником. Он имел дар провидения. Ещё за три года(!) до начала Великой Отечественной он как-то после молитвы сказал со слезами:
– Ой, Миша! Что ждёт Россию! Скоро немцы нападут. Много крови прольётся. Но Россия будет непобедима! – а потом взглянул на Томина и добавил. – Но ты-то на фронт не попадёшь. С одним глазиком только останешься.
И вот в августе 1941 года Михаила вызвали в Шарлыкский военкомат для призыва в армию. В то время (с печально известного 1937 года) он уже был рясофорным послушником схиепископа Петра (Ладыгина). Потому рясу снимать категорически отказался. Местный военком хотел его расстрелять, но областной оказался умнее и направил юношу на «трудовой фронт». Вначале он служил в стройбате, потом в эвакогоспитале. Зимой 1943 года, на лесоповале в Колтубанке заморозил правый глаз. После его потери 30 марта 1943 года – комиссован.

ОТ МИХАИЛА ДО ОТЦА МИСАИЛА

Затем Михаил Томин (в том же 1943 году) вместе со схиепископом Петром и его духовными детьми отправился в Среднюю Азию для устроения монашеской обители. Владыку нарядили узбеком, надели чапан, волосы замотали под чалму и семь дней ехали до Ташкента на товарном поезде. Потом отправились в Джалал-Абад, а оттуда − в Тянь-Шаньские горы.
Всего вместе со схиепископом набралось 22 человека, решивших во имя служения Господу уйти от суетного мира. Именно в этих горах, на фоне величественных пиков Ленина и Сталина, по благословению владыки Петра, монахи построили двадцать келий и церковь во имя великомученика Пантелеимона. Строили из липы, поскольку другие деревья топор просто не брал. Вместо гвоздей использовали деревянные шипы, вместо стёкол – тонкие дощечки (их можно было днём выдвигать). Место, где располагался скит, обложили толстой верёвкой из верблюжьей шерсти, чтобы отпугивать ядовитых змей.
Устав в скиту был Афонский. Вся тянь-шаньская братия даже спать ложилась в подрясниках. Если кто-то снимал на ночь подрясник, то клал за это сто поклонов, так же как за хождение без пояса или без скуфьи, – такова была епитимия. Духовником общины был владыка Пётр. Поучал он всегда сдержанно и очень просто: «Читай, ничего не выдумывай, ум в сердце не своди. В своё время само все придёт. Упаси, Господи, от диавольского поспешения!»
Семь лет прожили монахи в этих горах. И за всё время не встретили ни одного человека. Вся братия была пострижена в монахи. Михаил был пострижен в рясофор 11 июня 1944 года с именем Мисаил, 17 декабря 1946 года – в мантию. Там же стал иеродиаконом, а позже, в 1947 году, рукоположен во иеромонахи.
Нашли скит в 1951 году – увидели с самолёта. Всех вывезли в джалал-абадскую тюрьму. По стране газеты тогда писали, что далеко в горах обнаружена целая банда! Монахов! Владыку Петра отправили в город Глазов Кировской (Вятской) области. Там он под домашним арестом и скончался 1 октября 1956 года в возрасте 96 лет. Духовные дети его больше не видели.
Именно после Тянь-Шаньских гор отец Мисаил получил от богоборческой власти «волчий билет», который означал, что он не имеет права жить более трёх недель в каком-либо населённом пункте. По ходатайству Владыки Гермогена (Голубева) в 1955 году отца Мисаила направили в город Пржевальск Иссык-Кульской области, где он был псаломщиком Троицкой церкви. В марте 1956 года отец Мисаил, по благословению Святейшего Патриарха Алексия I, прибыл в Одесский Свято-Успенский монастырь. Тогда многие репрессированные архипастыри возвращались из мест заключения. В Свято-Успенский монастырь прибыли: Владыка Даниил (Юзьвюк), Владыка Серафим (Лукьянов), Владыка Феодор Аргентинский, Владыка Иоанникий (Сперанский) Красноярский.
Поворотным событием в судьбе отца Мисаила оказалась встреча с митрополитом Нестором (Анисимовым). За миссионерскую деятельность его называют апостолом Камчатки. В заключении Владыка Нестор провел восемь лет, тяжело заболел водянкой. Встречали его с носилками. Всех, кто его встречал, он спрашивал со слезами:
– Деточки, родненькие, вы откуда?
– Я, Владыка, только из Средней Азии вернулся, – ответил отец Мисаил.
– А чей будешь?
– Схиепископа Петра духовный сын.
– Петра Ладыгина?! – воскликнул митрополит.
– Да.
Тут же Владыка Нестор достал из тюремной кирзовой сумки крест и, благословляя отца Мисаила, сказал:
– Отныне и до моей кончины будешь моим духовником.
Так молодой иеромонах 33 лет отроду стал духовником легендарного российского митрополита-миссионера. Более того, отца Мисаила назначили келейником сразу у всех пяти архиереев. А в мае, во время посещения Одессы Святейшим Патриархом Алексием I, именно отца Мисаила благословили каждое утро вычитывать молитвенное правило Предстоятелю Русской Православной Церкви. В это время сюда приезжали многие старцы, в том числе и архиепископ Лука Войно-Ясенецкий.
Но продолжалось это недолго. Под Ильин день, 2 августа, всем проживающим в Одесском монастыре архиереям власти «предложили» разъехаться по дальним областям. По всей видимости, таким образом предполагалось «обезвредить осиное гнездо». На деле же получилось, что безбожники исполнили промысл Божий – архиереи разъехались по вдовствующим, без окормления, епархиям.
С 1955 по 1976 годы отец Мисаил служит в различных приходах Советского Союза: от Иссык-Кульской области до Ивановской и от Кировоградской (Украина) до Красноярского края. 25 апреля 1958 года за Божественной литургией в Неделю Входа Господня в Иерусалим возведён митрополитом Нестором (Анисимовым) в сан игумена.
В 1962 году митрополитом Нестором за труды в пользу Святой Церкви награждён палицей. 24 марта 1970 года Его Святейшеством Патриархом Алексием награждён юбилейным крестом с украшениями. В том же году, по представлению Патриарха Алексия I, он назначен в Свято-Пантелеимонов монастырь на Святой Горе Афон. Но визы пришлось ждать целых шесть лет. В это время он был за штатом в Оренбурге.
И вот в 1976 году он поселился в Свято-Пантелеимоновском монастыре на горе Афон. Здесь он исполнял обязанности эконома, уставщика, игумена. Здесь же был пострижен в схиму. В схиму отца Мисаила постригал схимонах Максим 2 февраля 1981 года перед чудотворной иконой Пресвятой Богородицы «Иверская» в греческом монастыре, потому что в русском монастыре не было схимонахов. Скажем также, что в 210-летней истории Оренбургской епархии никогда не было афонского монаха в сане схиархимандрита.
В Греции отцу Серафиму сделали неудачную операцию по удалению камня желчного пузыря. Пришлось ехать в Россию. Когда в 1981 году со слезами покидал Свято-Пантелеимоновский монастырь, на пирсе к нему подошёл греческий старец. «Падре Серафимос! – сказал он. – Не плачь! Божья Матерь умолила Сына своего, чтобы Господь послал тебе эту болезнь и ты через неё открыл бы дивный афонский монастырь в России». Через пятнадцать лет стараниями отца Серафима на оренбургской земле в Саракташском районе возник Свято-Андреевский мужской монастырь.

ВО ИМЯ АРХАНГЕЛА МИХАИЛА

Монастыря в селе Андреевка, что в Саракташском районе, не было никогда. Более того, до начала прошлого века ближайшая церковь находилась в соседнем Петровском, куда и ходил богомольный люд.
После отмены крепостного права часть земель и дом управляющего в Андреевке приобрёл купец первой гильдии Михаил Алексеевич Чистозвонов, исполнявший некоторое время обязанности писаря у оренбургского губернатора.
Человек глубоко верующий, он прекрасно понимал роль православного храма в селе. Ведь именно здесь проходила граница с Уфимской губернией, а за холмами, называемыми в народе Андреевскими Шишками, начинались башкирские поселения. Так что православная церковь сразу становилась здесь духовным форпостом. С другой стороны, в Андреевке в то время проходили широкие ярмарки. Купцы же тогда знали, что торговля, как и любой бизнес, будет успешной лишь в том случае, если есть на то благословение свыше. Поэтому перед началом ярмарки всегда проходил молебен.
Вот потому-то Чистозвонов и организовал в Андреевке производство изразцового кирпича на яичном желтке, из которого были возведены две часовни, дом священника, церковно-приходская школа и храм Святого Архангела Михаила. Позднее на горе за храмом была возведена часовня во имя Святителя Николая.
Освящение храма состоялось 24 сентября 1901 года (по старому стилю). Церковь строилась по прекрасному архитектурному проекту. Кроме того, купец приобрёл для неё дорогой иконостас. По тому времени это был богатейший храм. Службу здесь вели священник и диакон вплоть до 1930 года, когда в стране началась активная борьба с религией. Священника и диакона арестовали, а позже расстреляли. Досталось и храму: колокола и кресты сняли, иконы сожгли, полы разобрали. Шестьдесят девять лет здесь был колхозный элеватор. В доме священника поначалу сделали сельсовет, но после того, как Андреевку присоединили к Петровскому и сельсовет стал единым, дом оказался бесхозным. С часовен в селе сняли крыши, а здание на горе вообще разрушили. Сегодня там остался лишь фундамент. Единственное, что сохранилось в целости, – это сельская школа.
Удивительно то, что уже в разгар экономических и политических преобразований надругательства продолжались. В середине 90-х Петровский сельсовет решил разобрать оставшиеся постройки, а кирпич продать. Уже до половины разобрали дом священника и начали ломать сторожку возле храма. По счастью, об этом узнал протоиерей Николай Стремский и сообщил областным властям. Те достаточно быстро умерили пыл муниципальных коллег. Вскоре Оренбургскую область посетил Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Вот тогда-то, при его непосредственном участии, церковь в селе Андреевка со всеми постройками была передана из Покровского прихода Саракташа Свято-Андреевскому мужскому монастырю, который три года до этого ютился в доме отца Серафима. С этого момента начался новый этап в развитии обители.

ЗА ВЕРУ И ВЕРНОСТЬ

Но не только монастырскими делами занимался батюшка Серафим. По возвращении на родину он становится духовником Оренбургской епархии. К его духовному окормлению прибегали сотни мирян, священнослужителей и монашествующих Оренбургской, Самарской, Уфимской и других епархий. А кроме этого, в 1982-1985 годах он участвует в восстановлении Свято-Данилова монастыря в Москве, который за годы советской власти превратили в колонию для несовершеннолетних. Ему предлагали остаться в столице, но отец Серафим отказался и вернулся в Оренбург. А в 1988 году уехал в Киев восстанавливать Киево-Печерскую Лавру. Как раз в то время грянул Чернобыль... В 90-х годах при его непосредственном участии восстанавливались храмы и приходская жизнь в городах Оренбурге, Орске, Кувандыке, посёлках Саракташ, Пономарёвка, Матвеевка, Кармалка... В ноябре 1995 года оренбургский старец поддержал идею выпуска газеты «Орск православный» (с 2006 года – «Жизнь во Христе – слово о Вере»).
За многолетнее служение Церкви в 2002 году он был награждён Его Святейшеством Патриархом Московским и всея Руси Алексием II наперсным Патриаршим Крестом. А девять лет назад за подвижническое служение Русской Православной Церкви Центр национальной славы России и Фонд Всехвального апостола Андрея Первозванного наградили отца Серафима Международной премией Андрея Первозванного «За Веру и Верность».
Без преувеличения можно сказать, что с именем схиархимандрита Серафима связана целая эпоха, характеризующая не только жизнь нашей епархии, но судьбу Русской Православной Церкви в целом – это и годы гонений, и возрождение Веры, восстановление монастырей, воспитание нового поколения монашествующих.
Но главное − отец Серафим всей своей жизнью показал, насколько яркой может быть судьба, если отдать себя в руки Всевышнего. Гонимый в молодости за Веру, схиархимандрит Серафим впоследствии стал уважаем за верность пути, предначертанного ему Творцом. В этом воочию можно было убедиться в день отпевания батюшки, которое совершил митрополит Оренбургский и Саракташский Валентин. Несмотря на будний день, Никольский кафедральный собор был полон. Попрощаться с любимым пастырем пришли оренбуржцы всех возрастов и рангов и представители других епархий. И это лишний раз доказывает, что отрешённый от мира сего монах всю жизнь молился за мир и за всех нас...
Светлая память об отце Серафиме будет жить в сердцах многих и многих оренбуржцев и не только оренбуржцев. Царствие Небесное батюшке Серафиму и ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ!

P.S. При подготовке материала использованы воспоминания отца Серафима, записанные кандидатом философских наук, преподавателем Оренбургского госуниверситета А. А. Мишучковым.

Прочитано 2342 раз Последнее изменение Воскресенье, 05 Январь 2014 13:49
Баклыков Владимир

Владимир Павлович Баклыков родился в 1965 году в г. Невьянске Свердловской области, работал учеником слесаря на Оренбургском машиностроительном заводе (ныне ПО «Стрела»).
Окончил МВТУ им. Н.Э. Баумана, вернулся на родной завод инженером-конструктором.
С 1995 года в журналистике. Работал заместителем редактора газеты «Вечерний Оренбург», директором газеты «Патриот Оренбуржья», пресс-секретарём главы администрации Оренбургской области, пресс-секретарём Оренбургского войскового казачьего общества, вместе с атаманом Юрием Бельковым (†2014) создал газету «Станица Славянская» и был её первым главным редактором. Военное звание - лейтенант, казачий чин - подъесаул.
Лауреат Всероссийской премии движения «Яблоко» – «Вопреки» (им. Ларисы Юдиной), ряда областных и муниципальных журналистских премий. Член Союза журналистов России.
Лауреат литературных премий им. Валериана Правдухина альманаха «Гостиный Двор» (2014) и литературной премии Оренбургской епархии "Словотворцы" (2014).
В настоящее время – редактор журнала «Православный Духовный Вестник Саракташского благочиния». Живёт в Оренбурге.

Сайт: baklykov.info

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Свято-Троицкая Симеонова Обитель Милосердия

Свято-Троицкая Симеонова Обитель Милосердия

пос. Саракташ

By Баклыков Владимир

Свято-Троицкая Симеонова Обитель Милосердия

More...
Дети и престарелые просят помощи

Дети и престарелые просят помощи

Наши проекты

Общий вид нового Дома Милосердия

By Баклыков Владимир

Дорогие братья и сестры, все неравнодушные люди! В связи с острой необходимостью мы были вынуждены принять решение о начале строительства…

More...
Спасские казаки активно участвуют в жизни Обители Милосердия

Спасские казаки активно участвуют в жизни Обители Милосердия

В день Георгия Победоносца

By Баклыков Владимир

В день Георгия Победоносца

More...
Архиерейское служение в Свято-Троицком соборе

Архиерейское служение в Свято-Троицком соборе

Служба митрополита Оренбургского Валентина

By Баклыков Владимир

Служба митрополита Оренбургского и Саракташского Валентина

More...
Православная гимназия Сергия Радонежского

Православная гимназия Сергия Радонежского

На уроке в православной гимназии

By Баклыков Владимир

На уроке в православной гимназии

More...
Frontpage Slideshow | Copyright © 2006-2012 JoomlaWorks Ltd.

Блок сортировки

« Октябрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.

Православные новости

Читать все Новости