Вход/Регистрация

Регистрация

Православный клуб

"Илья Муромец"

Клуб "Илья Муромец"Клуб, в котором занимается более 100 ребятишек, создан в 2010 году и находится под духовным окормлением клирика Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия иерея Николая Клигуна.

Оренбургская Голгофа

Отдел по канонизации

Оренбургская ГолгофаC сентября 2010 года отдел по канонизации святых работает под руководством благочинного Саракташского округа протоиерея Николая Стремского.

Станица Спасская

Православное казачество

Православное казачествоАктивно в жизни Обители Милосердия участвуют казаки Спасского станичного казачьего общества под руководством атамана - подъесаула Евгения Стремского.

Специальный проект

Ради жизни на Земле...

Свеча в благодарность за спасение жизниСамое большое преступление сегодня - преступление против семьи. Официальная позиция Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия по этому вопросу представлена ниже.

Воскресенье, 04 Август 2013 16:16

Крещенный Чернобылем

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Участники современного большого крестного хода с Табынской иконой Божией Матери в Оренбурге наверняка заметили средних лет мужчину в казачьей форме, несшего распятие практически все дни, когда крестный ход проходил в областном центре. И лишь единицам было ведомо, что это офицер ПВО (в отставке), ликвидатор аварии в Чернобыле, инвалид, которого постоянно мучает множество недугов, в том числе – жуткие боли в ногах.

ОТ АТЕИЗМА К ВЕРЕ

– Так получилось, что в детстве меня крестили дважды, – рассказывает Николай Анатольевич Боклин. – Все потому, что перед действительной военной службой мои родители не успели расписаться. И меня после рождения записали на фамилию матери – Стариков. Но Стариковы были казачьего рода. Больше того, моя бабушка Арина Евграфовна была очень набожной и, поскольку священников в то время было очень мало, ее односельчане приглашали читать молитвы, когда кто-то умер или еще, что можно без батюшки. Поэтому меня покрестили вскоре после рождения. Правда, крестили меня без священника. То есть был я так называемым «погруженным».
Когда отец вернулся из армии, они с мамой расписались и меня нужно было тоже перевести на фамилию Боклин. Вот тогда-то моя бабушка сказала, что нужно довершить обряд моего крещения и свозить к батюшке. А раз фамилия меняется, то лучшего случая не придумать. Родители, в принципе, не возражали. Жили мы тогда в селе Кармала-Ивановка Асекеевского района. Ближайшая церковь была в Абдулино. Туда меня и возили.
В дальнейшем казачьи корни, очевидно, и привели к тому, что Николай Анатольевич выбрал профессию военного. Служил в войсках ПВО по различным гарнизонам Советского Союза. В начале 80-х оказался в городе Малый Уренгой, что на полуострове Малый Ямало-Ненецкого автономного округа.
Сказать, что он был сильно верующим в советское время, нельзя. Тогда во всей стране - а в армии особо - была идеология атеизма. А чтобы как-то продвигаться по службе, офицер непременно должен был вступить в Коммунистическую партию Советского Союза (КПСС). Был членом партии и прапорщик Боклин.
О Господе нашем Иисусе Христе Николай Анатольевич вспомнил, когда по распоряжению командования оказался среди ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС в августе 1988 года. Его часть занималась процессом дезактивации техники, выходившей из опасной зоны. Проще говоря, специальным раствором военные мыли технику, потом срезали грунт, куда опадала вода и увозили его в могильники, а затем и саму технику захоранивали в этих могильниках (когда автомобили и бульдозеры получали критическую дозу радиации).
– В Чернобыле как-то сразу пришли на ум слова Иисуса Христа «Да минует Меня чаша сия...», – вспоминает Николай Анатольевич. – Наверное, сработала детская память, когда слышал молитвы моей бабушки Арины. Вспомнились ее советы о том, что в тяжелой ситуации нужно в первую очередь надеяться на Бога, но нельзя забывать и о собственном разуме, который нам дал Господь. Ведь не секрет, что некоторые ликвидаторы пили по-черному, потому что какой-нибудь умник говорил, что спиртное «выгоняет» радиацию». А вот врачи всегда утверждали обратное – алкоголь только усугубляет процесс. А уж когда выпитое закусывали выросшими в зоне яблоками, то получалось двойное облучение: и извне, и изнутри. Такие люди очень быстро уходили из жизни.
Воинская часть, в которой служил прапорщик Боклин, располагалась на 28 километре тридцатикилометровой зоны отчуждения, откуда были выселены все местные жители (кроме тех стариков, которые сами не захотели уезжать). По всей видимости, в этом подразделении не только Николай Анатольевич вспоминал о Господе. Так, в один момент ему и его сослуживцам крупно повезло (насколько это возможно в той обстановке). Командование решило перебросить их на реку Сож Гродненской области, что в Белоруссии. Только прибыли, разбили палатки – как над этим районом появился вертолет (потом выяснилось – проводили замеры радиации). Вечером командира вызвали в штаб полка и приказали срочно сворачиваться и перебазировать личный состав. Оказалось, что новое место дислокации по уровню излучения было даже не зоной отчуждения, а «мертвой» зоной. Поскольку именно сюда опустилось радиоактивное облако.
– Вообще принцип, по которому человек набирал радиацию в Чернобыле, одному Господу был ведом, – говорит Николай Анатольевич. – Одни по нескольку раз выезжали на реактор и получали достаточно низкие дозы. А был случай, когда молодой капитан только прибыл, один раз выехал на реактор - и получил такую дозу, что его тут же увезли в Москву и мы его больше никогда не видели! О том же, насколько ситуация в Чернобыле была серьезной, могу привести личный пример. Когда я туда поехал, купил новые ботинки. Несмотря на то, что я ношу обувь очень аккуратно, – они пришли в негодность меньше чем через два месяца. Просто рассыпались! Что касается меня самого, то я получил чуть более 10 бэр. Это где-то половина от критической нормы.
По возвращении с Украины Боклин продолжал служить на старом месте. В 1990-м году его взвод привлекали к охране объектов нефтегазового комплекса, за что был награжден медалью «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири». Награду получил лично из рук первого Президента СССР Михаила Горбачева. «Чернобыльской награды» - медали «За спасение погибших» - он был удостоен гораздо позже, в 2002-м году, когда уже находился в отставке.

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ЧЕРНОБЫЛЯ

Жизнь у Николая Боклина продолжалась, вроде бы, как обычно. Однако это только на первый взгляд. Сам Николай Анатольевич считает, что в Чернобыле он получил своеобразное третье крещение. В том смысле, что после пребывания в зоне отчуждения он осознанно пришел к Богу.
– Именно после Чернобыля я стал постоянно посещать церковь, – говорит Николай Анатольевич. – В квартире появился святой уголок. Когда переехал на новую квартиру, пригласил священника из прихода Сергия Радонежского освятить ее. Тогда выяснилось, что он сам – из военных. Сразу нашлись общие темы для обсуждения. Когда примкнул к современному казачеству – сразу понял, что это мое. В первую очередь потому, что казачество не мыслит себя без нашей Православной Церкви.
А с течением времени понял и еще один момент. С 1995 по 1998 годы я был председателем Оренбургского городского общества «Чернобыль». Приходилось решать многие проблемы таких же как и я ликвидаторов. И за это время мы смогли сделать для инвалидов два больших дела. Во-первых, в 1998 году при поддержке ныне отошедшего ко Господу почетного гражданина города Оренбурга Геннадия Павловича Донковцева (кстати – родового казака) чернобыльцы получили 24 квартиры. Во-вторых, после двухлетних судебных тяжб через Конституционный суд и через Верховный суд России у чернобыльцев появилась возможность получать компенсацию за причиненный ущерб здоровью. Причем при расчетах используется прожиточный минимум «на душу населения», что существенно выше прожиточного минимума инвалида. Это решение даже было выставлено на сайте Верховного суда РФ, как имеющее всероссийское значение. Мне потом со всей страны писали, просили проконсультировать о том, как лучше этим воспользоваться.
Я считаю, что причина этих успехов вовсе не в том, что я какой-то особенный. Причина незаметна для окружающих, но очевидна для меня. Просто теперь я живу, как говорят в народе, с Богом! А уж Господь-то видит, что все это я делал не для себя лично, а для всех ликвидаторов, которых становится все меньше и меньше (сам Николай Анатольевич, кстати, живет в старом доме, построенном еще в 50-е годы. – Прим. ред.). Из-за болезней им нужны достойные условия жизни. Нужны хотя бы минимальные удобства, что не всегда способны понять и наши депутаты (в том числе из военных), и работники ЖКХ, и даже некоторые из областных руководителей общества «Чернобыль».
Не все понимают, что льготы чернобыльцам даются именно за потерю здоровья. Именно по этой причине государство предоставляет нам дополнительное медицинское обслуживание. И оно, конечно, помогает. Но многое зависит и от личного настроя человека. Я считаю, что любой ликвидатор должен постоянно сам бороться с болезнями. В первую очередь – нельзя поддаваться унынию. И если святые отцы говорят, что уныние – это смертный грех, то для чернобыльца уныние – верная смерть...

Прочитано 774 раз Последнее изменение Понедельник, 05 Август 2013 21:48
Баклыков Владимир

Владимир Павлович Баклыков родился в 1965 году в г. Невьянске Свердловской области, работал учеником слесаря на Оренбургском машиностроительном заводе (ныне ПО «Стрела»).
Окончил МВТУ им. Н.Э. Баумана, вернулся на родной завод инженером-конструктором.
С 1995 года в журналистике. Работал заместителем редактора газеты «Вечерний Оренбург», директором газеты «Патриот Оренбуржья», пресс-секретарём главы администрации Оренбургской области, пресс-секретарём Оренбургского войскового казачьего общества, вместе с атаманом Юрием Бельковым (†2014) создал газету «Станица Славянская» и был её первым главным редактором. Военное звание - лейтенант, казачий чин - подъесаул.
Лауреат Всероссийской премии движения «Яблоко» – «Вопреки» (им. Ларисы Юдиной), ряда областных и муниципальных журналистских премий. Член Союза журналистов России.
Лауреат литературных премий им. Валериана Правдухина альманаха «Гостиный Двор» (2014) и литературной премии Оренбургской епархии "Словотворцы" (2014).
В настоящее время – редактор журнала «Православный Духовный Вестник Саракташского благочиния». Живёт в Оренбурге.

Сайт: baklykov.info

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Свято-Троицкая Симеонова Обитель Милосердия

Свято-Троицкая Симеонова Обитель Милосердия

пос. Саракташ

By Баклыков Владимир

Свято-Троицкая Симеонова Обитель Милосердия

More...
Дети и престарелые просят помощи

Дети и престарелые просят помощи

Наши проекты

Общий вид нового Дома Милосердия

By Баклыков Владимир

Дорогие братья и сестры, все неравнодушные люди! В связи с острой необходимостью мы были вынуждены принять решение о начале строительства…

More...
Спасские казаки активно участвуют в жизни Обители Милосердия

Спасские казаки активно участвуют в жизни Обители Милосердия

В день Георгия Победоносца

By Баклыков Владимир

В день Георгия Победоносца

More...
Архиерейское служение в Свято-Троицком соборе

Архиерейское служение в Свято-Троицком соборе

Служба митрополита Оренбургского Валентина

By Баклыков Владимир

Служба митрополита Оренбургского и Саракташского Валентина

More...
Православная гимназия Сергия Радонежского

Православная гимназия Сергия Радонежского

На уроке в православной гимназии

By Баклыков Владимир

На уроке в православной гимназии

More...
Frontpage Slideshow | Copyright © 2006-2012 JoomlaWorks Ltd.

Блок сортировки

« Октябрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.

Православные новости

Читать все Новости