Вход/Регистрация

Регистрация

Православный клуб

"Илья Муромец"

Клуб "Илья Муромец"Клуб, в котором занимается более 100 ребятишек, создан в 2010 году и находится под духовным окормлением клирика Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия иерея Николая Клигуна.

Оренбургская Голгофа

Отдел по канонизации

Оренбургская ГолгофаC сентября 2010 года отдел по канонизации святых работает под руководством благочинного Саракташского округа протоиерея Николая Стремского.

Станица Спасская

Православное казачество

Православное казачествоАктивно в жизни Обители Милосердия участвуют казаки Спасского станичного казачьего общества под руководством атамана - подъесаула Евгения Стремского.

Специальный проект

Ради жизни на Земле...

Свеча в благодарность за спасение жизниСамое большое преступление сегодня - преступление против семьи. Официальная позиция Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия по этому вопросу представлена ниже.

Воскресенье, 12 Февраль 2017 19:37

Оренбургская епархия в годы Гражданской войны

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Доклад на секции «Подвиг новомучеников и исповедников Церкви Русской» IX Богородице-Рождественских евразийских (межрегиональных) образовательных чтений «Оренбуржье 1917-2017: уроки столетия»

Первой главой в трагедии Русской Православной Церкви, начавшейся после октябрьского переворота, стала братоубийственная Гражданская война, открывшая скорбный список жертв богоборческой власти. Оренбургская епархия, оказавшаяся в центре военного противостояния, испытала во всей полноте эти кровавые события.
Практически сразу после узурпирования власти большевиками атаман Оренбургского казачьего войска Александр Ильич Дутов сформировал Казачье войсковое правительство и начал открытую борьбу против Советов. Епископ Оренбургский и Тургайский Мефодий (Герасимов) до последнего пытался хранить молчание в отношении политики: не обострять напряжённую обстановку, надеясь предотвратить столкновения противоборствующих сторон в губернии. В своих проповедях владыка стремился остановить нарастание военного противостояния. Но взаимное неприя­тие сторон возобладало.
В декабре 1917 г., после неудачной попытки отрядом Кобозева овладеть Оренбургом, когда пало немало жертв с обеих сторон, владыка Мефодий впервые нарушил свой нейтралитет и выступил в Казанском кафедральном соборе Оренбурга с речью при погребении убитых во время братского междоусобия. В проповеди владыка рассуждал о ложной пропагандируемой свободе и возлагал надежду на казачество, как силу, способную защитить права и честь народа.
В конце января 1918 г., по вступлении красногвардейцев в Оренбург, начались массовые аресты. Одним из первых был арестован владыка Мефодий. Январским вечером ему учинили допрос в штабе на железнодорожном вокзале. Смиренные ответы мудрого предстоятеля удовлетворили представителей новой власти, и епископ Мефодий был отпущен.
Впоследствии архиерей стал более настойчиво взывать к народу о примирении вражды, о молитве друг за друга, о братском мире и т. п. Многие из этих обращений были опубликованы в «Оренбургском церковно-общественном вестнике».
На территории Оренбургской губернии тем временем происходили аресты и расправы.
В феврале 1918 г. в Оренбурге красногвардейцы ворвались в Успенский собор женского монастыря и начали сбрасывать иконы на пол, пока разбушевавшихся не остановили, как ни странно, мусульманские военные части.
В связи с противостоянием казачества, расправы коснулись прежде всего священников казачьих станиц. В апреле 1918 г. «Оренбургский церковно-общественный вестник» сообщает об аресте первых священнослужителей: священник с. Жёлтого Боровиков, священник пос. Кондуровского Назаров (ему вменялось в вину служение молебна с казаками), священник станицы Верхнеозёрной Киреев. В Троицком и Верхнеуральском уездах были арестованы священник Пригородной Слободы г. Троицка Савва Цимбалов, священник пос. Еманжелинского Дроздов, священник пос. Полетаевского Устюгов (последний был арестован без ведома командира отряда и продержан несколько суток без еды и в холоде). Протоиерея Оренбургской Николаевской церкви Коблова ограбили прямо в собственной квартире ворвавшиеся вооружённые революционеры.
9 июня 1918 г., при захвате красными частями г. Верхне­уральска, был расстрелян вместе с видными жителями города протоиерей верхнеуральского Николаевского собора Михаил Громогласов. Около 2-х месяцев арестантов продержали в тюрьме, требуя от них огромную контрибуцию. Тяжёлые работы, голод, холод, издевательства и унижения сопровождали заключение. Всё имущество осуждённых было разграблено. Отца Михаила приговорили к смертной казни за служение молебна при вступлении белогвардейцев в город. Своими молитвами и мужественным принятием смерти о. Михаил помог казнённым вместе с ним подготовиться к вечной жизни и навечно оставил память о себе потомкам.
В то же время был арестован священник пос. Верхнеуральского Вячеслав Аманацкий, который перенёс множество побоев, его таскали за волосы, вставляли ствол ружья в рот, заставляли рыть окопы.
В конце января 1918 г. был расстрелян священник с. Петро­павловского Иоанн Болдырев. После отступления войск Дутова в его дом ворвались каратели, приказали ехать с ними. Наутро батюшку нашли на краю села заколотым штыком и без верхней одежды.
В начале июня 1918 г. газеты сообщили о расстреле священника пос. Янгельского Верхнеуральского уезда Василия Деревягина, священника с. Шеломенцева Челябинского уезда Симеона Ионина. Обстоятельства их гибели неизвестны.
В июле того же года диакон с. Ново-Дмитриевка Димитрий Вознесенский перенёс страшные смертные муки. Встретившись на дороге с отрядом красногвардейцев, он был ими схвачен. Пожилого диакона заставили плясать и намеренно есть скоромную пищу, вспомнив о посте. Мольбы священнослужителя остались без внимания. Вдоволь натешившись, мучители облили голову отца Димит­рия керосином и подожгли, а потом пристрелили.
При набеге красноармейцев на пос. Хабарный Орского уезда была схвачена дочь священника, трудившаяся сестрой милосердия в войске Дутова, Любовь Козлова. В сентябре 1918 г., отступая, большевики её расстреляли.
Осенью 1918 г. были убиты священник с. Логачёвка Бузулукского уезда Николай Орлов и его сын семинарист Александр. О. Николай не побоялся заступиться за арестованных односельчан, и сам пострадал. Две недели их вместе с сыном нещадно полосовали плетьми, добиваясь признательных показаний. Перед лицом смерти, ослабевшие без хлеба и воды, мученики спокойно помолились и простили своих убийц. Не убив Орловых после трёх залпов, командир отряда, не выдержав, схватил шашку и довершил казнь.
В том же году была под арестом игумения Бузулукского Тихвинского монастыря Херувима (Волгушева) по подозрению в «контрреволюции».
За несколько месяцев 1918 г. пострадало более 60 священников, около 20 были убиты, разорено до десятка храмов.
В июле 1918-го, по вступлении белоказаков в Оренбург, владыка Мефодий в своих обращениях уже с гневом высказывается о произволе, творимом большевиками: «Пять месяцев мы жили под игом кровавой власти... когда эта страшная власть день и ночь производила расправу... Невинно пролитая кровь вопиет к небу и требует возмездия... Но будем помнить, что многие несчастные были вовлечены в братскую кровавую распрю нуждой и обманом...»
К благочинным церквей епархии Преосвященный обратился с просьбой провести расследование всех случаев расстрела и насилия большевиков над священно- и церковно­служителями приходов, а также прихожан, с подробным изложением всех обстоятельств. Всех героев, павших в борьбе с большевиками, епископ Мефодий благословил всем причтам церквей погребать в церковной ограде.

* * *

Тогда же внутри епархии произошли изменения: из Челябинского викариатства была образована самостоятельная епархия, а Кустанайское викариатство в составе Оренбургско-Тургайской епархии было закрыто до более благоприят­ного момента выделения викариатства и образования Кустанайской епархии. Все решения были приняты на епархиальном собрании после бурных дискуссий.
21 сентября 1918 г., возложив управление Оренбургской епархией на епископа Кустанайского Дионисия (Прозоровского), владыка Мефодий выехал в Томск на Сибирское церковное совещание, которое завершилось образованием Высшего временного церковного управления епархиями, оказавшимися на территории, не подконтрольной советской власти.
Вернувшись с собора, епис­коп Мефодий продолжил начатое ещё до поездки на собор своё обозрение церквей епархии вплоть до конца 1918 г. С захватом красными Оренбурга владыка не смог вернуться в город, а уехал в Челябинск, который находился в руках Белой армии. Часть духовенства, не ставшая дожидаться захвата красноармейцами остальных территорий Оренбургской губернии, перебралась в Челябинск вслед за своим архиереем. Впоследствии целая плеяда этого духовенства, в которой было много оренбургских священнослужителей, вместе с Белой армией дошла до Китая и выживала в тяжёлых условиях чужого государства.
В начале 1919 г. в Челябинске епископ Оренбургский и Тургайский Мефодий формирует Временное Епархиальное управление. Примерно этим же временем датируется письмо Патриарха Тихона к епископу Кустанайскому Дионисию (Прозоровскому), в котором он называет его «временно управляющим Оренбургской епархией». Таким образом, управление приходами Оренбургской епархии было разделено по линии фронта. На территории белых во главе епархии стоял епископ Мефодий (Герасимов), а на территории, занятой красными – епископ Дионисий (Прозоровский). В июне 1919 г. владыка Мефодий эмигрировал следом за белыми войсками.
Будучи временно управляющим епархией, в условиях военного времени епископу Дионисию удалось поддержать церковную жизнь, продолжить деятельность большинства епархиальных учреждений, храмов и монастырей. По согласию с Епархиальным советом Преосвященный Дионисий рукоположил около 15 диаконов во священники, вместо бежавших при наступлении Красной армии, и часть Оренбургской епархии, занятая советскими войсками, везде имела священников. «Невзирая на все испытания, православные жители Оренбурга и всей епархии нисколько не охладели к православной вере, а напротив, исполнены высокого христианского воодушевления, – сообщал владыка Патриарху Тихону в докладе от
6 марта 1919 г. – Во всех светских учебных заведениях родители, преподаватели и ученики требуют преподавания Закона Божия и сохранения домовых храмов. Все приходские храмы, соборы и монастыри наполнены молящимися и говеющими. Духовно-учебные заведения – Духовная семинария, Духовные училища и Епархиальные женские училища – продолжают свои занятия, несмотря на самое тяжёлое материальное положение». В докладе Патриарху Преосвященный отмечал, что в Оренбургской епархии, «при самых тяжёлых условиях жизни во время междоусобной войны, жизнь церковная шла, в общем, спокойно, а именно все приходы имели священников и все верующие пользовались полной свободой при исполнении своих христианских обязанностей». Между тем вскоре епископ Дионисий в Оренбурге был арестован Особым Отделом Реввоенсовета при штабе 1-й Революционной армии Восточного фронта, однако уже 20 марта, после недолгого следствия, освобождён «за неимением данных о противодействии Советской власти». В конце декабря 1919 г. епископ Дионисий (Прозоровский) отбыл в Челябинск, получив назначение на самостоятельную Челябинскую кафедру.
Меж тем священнослужителей и просто верующих продолжали арестовывать и расстреливать.
26 марта 1919 г. был расстрелян священник с. Илек Георгий Дынников. О. Георгий преподавал во многих учебных заведениях Илека, был успешным миссионером. Когда Илек переходил из рук в руки красных и белых, он, как истинный пастырь, спасал души от расправы с обеих сторон. В храме он бесстрашно обличал безобразия, творимые большевиками. Его арестовывали дважды: последний раз уже по ложному доносу. После месяца пыток в Оренбургском домзаке пастырь был приговорён к ВМН.
12 апреля 1919 был расстрелян священник с. Поляковка Сергий Вознесенский (ныне это исчезнувшее село на территории Саракташского района). Батюшку забрали прямо с церковного амвона во время его проповеди. Поводом стало сопротивление сельчан закрытию храма. Самые горячие заступники священника – председатель сельсовета и староста – тоже были арестованы. Через две недели все были расстреляны, предположительно, в Оренбурге, в застенках ЧК.
1 мая того же года был расстрелян священник с. Покровка Михаил Шовский (совр. Ново­сергиевский район). В Покровке, лежащей на подступах к Оренбургу, несколько раз в течение 1918 г. менялась власть, что отражалось на настроениях в народе. Так на приходе произошёл раскол: псаломщик стал поддерживать красных и донёс на о. Михаила. Следствие длилось всего один день. Ревностный служитель, просветитель покровчан, был расстрелян в своём селе. Прихожанам удалось похоронить своего пастыря перед алтарём храма, где он служил. Захоронение это сохранилось до наших времён.
14 июля 1919 г. был расстрелян другой простой сельский священник Михаил Разумов. В с. Максимовка (совр. Поно­марёвского р-на) о. Михаил пользовался авторитетом и всеобщим уважением даже среди красноармейцев. Арестован он был по доносу красноармейца Быкова на то, что священник отказался хлопотать о его разводе с женой. Обвинителя не остановило и то, что во время расправ белых, батюшка спас его (как и других своих односельчан) от неминуемой смерти. После месяца заключения в Оренбурге о. Михаил был приговорён к расстрелу.
Священник с. Константиновка (совр. Шарлыкского р-на) Алексий Макаров был расстрелян по приговору ЧК от 19 июля 1919 г. Батюшка был родным человеком в большом селе. В любое время дня и ночи совершал требы, делил труды, радость и горе с константиновцами. Когда его арестовали, благодарные сельчане несколько раз пытались его вызволить. Он, как и многие пастыри, не смотрел на политику, а спасал всех. Многим удалось выжить во время неоднократной перемены власти в Константиновке только благодаря его участию. Хотя он и не скрывал своих взглядов на пагубность большевизма и открыто об этом говорил. Июньским вечером 1919 г.
в селе произошла потасовка по причине требования красно­армейцев выдать местными жителями лошадей для их отряда. Возмущённые, измученные войной крестьяне попытались их выдворить из села. Дело закончилось гибелью двух человек. Комиссар обвинил в этом перед ЧК местного священника. На допросах о. Алексий смело говорил всё, что думает. Через 9 дней пыток его расстреляли.
В апреле 1919 г. были расстреляны две монахини Оренбургского Успенского монастыря – Варвара (Рубцова) и Исидора (Пашкова). Их обвинили в «укрывательстве контрреволюционеров и их оружия».
В сентябре 1919 г. был арестован диакон Казанского собора г. Оренбурга Дмитрий Строилов по обвинению в «монархической агитации и контр­революции». Он неосторожно выражал своё негодование по поводу действий советской власти и поддерживал Белое движение. Приговор о расстреле был заменён условным заключением.
Настоятель Николаевского монастыря Оренбургского уезда игумен Зосима (Карцев) в 1919 г. был арестован Оренбургским ревтрибуналом по обвинению в «контрреволюцион­ном движении».
По решению Ревкомитета «за причастность к белогвардейцам» в 1919 г. был расстрелян семинарист Василий Беспалов.
В том же 1919 г., уже по окончании боевых действий на территории Оренбургской губернии, был арестован священник Николаевского собора г. Кустаная Александр Седых по обвинению в «агитации против соввласти» и приговорён к конц­лагерю до конца Гражданской войны. В 1920 г. о. Александр стал служить в Никольском соборе Оренбурга и впоследствии проявил себя ярким борцом с обновленчеством.
В 1919 г. Оренбургским ЧК был возбужден ещё ряд дел на священнослужителей:
Священник станицы Бёрды Леонид Апполонов был обвинен в «дискредитировании партии»;
священник той же церкви Кирилл Максимов был обвинён в «сокрытии церковных ценностей»;
священник с. Кананикольское Иоанн Модестов был привлечён по обвинению в «к/р агитации»;
священник Никанор Стрельцов обвинялся в «к/р проповеди в церкви».
Здесь нужно понимать, что обвинения были ложными. Враждебной по отношению к Церкви советской властью традиционное пастырское служение священников воспринималось как покушение на существующий строй.
14 марта 1920 г. на Оренбургскую кафедру вступает епископ Аристарх (Николаевский). Поскольку Гражданская война отодвинула сроки осуществления в Оренбуржье Декрета об отделении церкви от государства на 1920-1921 гг., Преосвященный Аристарх перед Епархиальным собранием, проходившем 14-17 сентября 1920 г., изложил свою принципиальную позицию, которая состояла в достижении максимально возможного уровня доверия и взаимопонимания с гражданской властью. По его инициативе по всей епархии началось создание «Сою­зов богомольцев» во главе с общеепархиальным Советом союзов. Целью Совета стало объединение всех приходских советов и союзов богомольцев и координация их деятельности. Таким образом, усилиями епископа Аристарха в Оренбургской епархии была создана организация мирян, призванная сыграть важную роль в защите Церкви и сохранении веры в условиях гонений.
Одним из наиболее показательных дел в 1920 г. был арест членов новосозданного «Союза богомольцев» при Иоанно-Богословском храме Оренбурга. Членами союза были знатные граждане Оренбурга и городская интеллигенция. Союз богомольцев вёл просветительскую деятельность, 2 раза в неделю издавал газету «Голос истины», которая распространялась среди прихожан. При храме действовала большая библиотека духовно-нравственного содержания. Так на приходе удалось организовать влиятельную организацию, объединявшую вокруг себя серьёзную оппозицию в глазах новой власти.
В апреле 1920 г. клирик Иоан­но-Богословского храма священник Михаил Преображенский и 12 членов «Союза богомольцев» были арестованы с формулировкой «за распространение черносотенной литературы». 10 мая 1920 г. постановлением Оренбургского ЧК арестованные были приговорены к принудительным работам в концлагере на различные сроки, некоторые были условно освобождены. О. Михаил Преображенский был приговорён к расстрелу, но вскоре приговор ему был изменён на 5 лет принудительных работ с содержанием под стражей.
Большинство арестов в 1920-21 гг. были связаны с подавлением крестьянских восстаний. Естественно, священники воспринимались властью как организационная сила.
Священник Василий Богатырёв обвинён в «контрреволюционном выступлении» в 1920 г.
Священник п. Вознесенского Актюбинского уезда Александр Сысов был осуждён Оренбургским ревтрибуналом в 1920 г. за «к/р агитацию».
Фёдор Дегтярёв, священник с. Петровка, осуждён за «восстание против соввласти» в 1920 г.
Священник с. Добринка Василий Конокотин осуждён за «агитацию против соввласти» в 1921 г.
В 1921 г. были арестованы игумения и практически все насельницы Челябинского Одигитриевского женского монастыря. Монахинь продержали шесть месяцев в Челябинском военном концлагере. Во время заключения сёстры подвергались физическим лишениям, издевательствам и унижениям. Под угрозой смерти их заставляли отречься от монашества и веры. Многие из них впоследствии пошли по этапам в лагеря и ссылки. Большинство сестёр, выйдя на свободу, остались верными избранному ими пути, до конца жизни исполняя монашеские обеты.

* * *

Существует легенда о якобы зарубленной шашками в 1920-м или 1921 г. монахине Оренбургского Успенского монастыря Тихоне. Никаких достоверных сведений об этом нет. По недавно установленным фактам, действительно, в Успенском монастыре жила монахиня Тихона (в миру её звали Таисия Алексеевна Цепнина). Известно, что родилась она в 1869 г. В начале 1900-х перевелась из Уфимского в Оренбургский Успенский монастырь. Преподавала в церковно-приходской школе при обители. Обладала литературным талантом и даром слова. Была известной писательницей. Многие её рассказы и статьи были популярны. Была правой рукой игумении Таисии II, проницательный ум и красноречие проявлялись в её трудах по благоустройству монастыря. Монахиня Тихона (Цепнина) была членом благочиннического совета 1 округа Оренбурга, что являлось исключением из правил. Когда в Покровском Разгуляевском монастыре появились нестроения, м. Тихона была назначена временно исполняющей должность настоятельницы монастыря и участвовала в формальных разбирательствах. Вскоре все злоупотребления были устранены.
С началом брожений в умах современников и их влияния на духовную жизнь, монахиня Тихона выпустила публикации в защиту монастырей: «Нужны ли монастыри? Скромный голос наболевшего сердца монахини», «Демократизм и монастырь». В своих статьях монахиня Тихона аргументировано показала деятельность женского монашества (на примере Оренбургского Успенского женского монастыря) и его огромный вклад в материальную и духовную жизнь страны и народа.
Пытаясь спасти монастырь от разорения, игумения Таисия II (Смирнова), обладавшая твёрдым и сильным характером, решилась на опасное путешествие в Москву хлопотать о монастыре. Своим заместителем она оставила монахиню Тихону, которой пришлось сопровождать по обители чекистов, устраивавших частые обыски. Ей удалось усмирить их гнев и даже усовестить. Что случилось дальше с монахиней Тихоной (Цепниной), точно не известно. Такое злодеяние, как жестокое убийство, не могло не оставить никаких следов.
Игумения Таисия II по возвращении из Москвы до последних дней существования монастыря боролась за его жизнь и благополучие сестёр. В августе 1923 г. монахинь принудительно выселили, матушка игумения уехала в своё родное село Изобильное. В последние годы своей жизни она переехала в Оренбург и мирно отошла ко Господу в 1930 г. глубокой старицей.

* * *

В 1922 г. репрессии значительно уменьшились: белогвардейцы ушли за кордон, значительная часть сопротивления была подавлена, многие расстреляны.
В этот период временем серьёзного испытания стала государственная кампания по изъятию церковных ценностей, которая проходила весной 1922 г.
под лозунгом оказания помощи голодающим Поволжских губерний. Линией поведения Оренбургского епископа стало достижение согласия с властью, недопущение протестных выступлений – и в то же время всемерная защита церковных святынь от изъятия. Для обес­печения «безболезненного» хода изъятия церковных ценностей епископ Оренбургский и Тургайский Аристарх (Николаевский) обратился с воззванием к церковным советам епархии, которое по его просьбе было опубликовано в местной советской печати. В результате процесс изъятия в Оренбургской епархии (начавшийся в мае и завершившийся в основном к июлю 1922 г.) прошёл достаточно спокойно, почти без эксцессов, за исключением небольшого процента возмущения и последующих за ним арестов. Во многих храмах, как и просили верующие, были оставлены необходимые для богослужений ценные предметы. Полученный в этот период опыт позитивного взаимодействия с властями позволил епископу Аристарху надеяться на столь же благополучные результаты и в последующем. К сожалению, дальнейшие шаги соглашательства с властями привели Преосвященного Аристарха к уклонению в обновленческий раскол, а Оренбургская епархия вступила в сложный и драматичный период своего развития.

* * *

База данных «За Христа пострадавшие» ПСТГУ насчитывает около 20 тысяч репрессированных за период Гражданской войны. Из них расстреляно 15 тысяч. Т.е. почти все столкновения и аресты заканчивались казнями. В Оренбургской епархии число репрессий православных христиан в 1918-1922 гг., по последним, собранным епархиальным отделом по канонизации святых данным, составляет более 100 человек. Эта цифра не окончательная: точные сведения требуют дальнейших поисков и исследований, которые затруднены отсутствием, в основной своей массе, протоколов и судебных дел ЧК или Ревкомов.

* * *

С самого начала становления советской власти Церковь оказалась в пучине гонений, и среди её членов выявилось множество исповедников, которые под угрозой смерти шли до конца в своём стоянии за веру и истину.
Пройдя путь мучений и страданий, Церковь Христова выстояла; несмотря на все усилия безбожников, в людях не смогли вытравить до конца веру. И сейчас милостью Божией упущенное постепенно возвращается.
Можно уверенно утверждать, что именно подвигом и молитвами наших новых мучеников стоит сейчас наша Церковь, что именно в их «спасительном сеянии» крестного стояния за веру и Церковь Христову лежит надежда на спасение и возрождение нашего Отечества.
Нам всем нужно внимательно отнестись к урокам истории прошлого столетия и извлечь из них важные выводы как в целом для нашей страны, так и лично для себя.

Прочитано 124 раз Последнее изменение Воскресенье, 12 Март 2017 12:22
Банникова Елена

Елена Владимировна Банникова - выпускница Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Ныне секретарь комиссии по канонизации святых Оренбургской епархии.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Свято-Троицкая Симеонова Обитель Милосердия

Свято-Троицкая Симеонова Обитель Милосердия

пос. Саракташ

By Баклыков Владимир

Свято-Троицкая Симеонова Обитель Милосердия

More...
Дети и престарелые просят помощи

Дети и престарелые просят помощи

Наши проекты

Общий вид нового Дома Милосердия

By Баклыков Владимир

Дорогие братья и сестры, все неравнодушные люди! В связи с острой необходимостью мы были вынуждены принять решение о начале строительства…

More...
Спасские казаки активно участвуют в жизни Обители Милосердия

Спасские казаки активно участвуют в жизни Обители Милосердия

В день Георгия Победоносца

By Баклыков Владимир

В день Георгия Победоносца

More...
Архиерейское служение в Свято-Троицком соборе

Архиерейское служение в Свято-Троицком соборе

Служба митрополита Оренбургского Валентина

By Баклыков Владимир

Служба митрополита Оренбургского и Саракташского Валентина

More...
Православная гимназия Сергия Радонежского

Православная гимназия Сергия Радонежского

На уроке в православной гимназии

By Баклыков Владимир

На уроке в православной гимназии

More...
Frontpage Slideshow | Copyright © 2006-2012 JoomlaWorks Ltd.

Блок сортировки

« Июнь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.

Православные новости

Читать все Новости