Вход/Регистрация

Регистрация

Православный клуб

"Илья Муромец"

Клуб "Илья Муромец"Клуб, в котором занимается более 100 ребятишек, создан в 2010 году и находится под духовным окормлением клирика Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия иерея Николая Клигуна.

Оренбургская Голгофа

Отдел по канонизации

Оренбургская ГолгофаC сентября 2010 года отдел по канонизации святых работает под руководством благочинного Саракташского округа протоиерея Николая Стремского.

Станица Спасская

Православное казачество

Православное казачествоАктивно в жизни Обители Милосердия участвуют казаки Спасского станичного казачьего общества под руководством атамана - подъесаула Евгения Стремского.

Специальный проект

Ради жизни на Земле...

Свеча в благодарность за спасение жизниСамое большое преступление сегодня - преступление против семьи. Официальная позиция Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия по этому вопросу представлена ниже.

Воскресенье, 12 Февраль 2017 18:29

Преподобная исповедница

Автор  Елена Банникова, Нина Зимина
Оцените материал
(0 голосов)

К 10-ЛЕТИЮ ПРОСЛАВЛЕНИЯ СХИМОНАХИНИ ЗОСИМЫ ЭННАТСКОЙ

Десять лет назад, 11 июня 2006 года, схимонахиня Зосима Эннатская была прославлена в лике местночтимых святых Уфимской епархии митрополитом Уфимским и Стерлитамакским Никоном. За последние годы обнаружились новые сведения об этой удивительной святой, которая широко почитается и в Оренбургском крае.

Схимонахиня Зосима (Суханова Евдокия Яковлевна) родилась в д. Сенцовке Липецкого уезда Тамбовской губернии в крестьянской семье в 1826 г. По некоторым свидетельствам, днем её рождения было 1 марта.
В 1860-х гг. семья Сухановых вместе с другими односельчанами переехала в с. Сенцовка Оренбургского уезда Оренбургской губернии.
Замуж Евдокия вышла в зрелом возрасте (в период между 1864-1870 гг.) – ей было около 40 лет. Обстоятельства столь позднего её замужества точно неизвестны. Можно предположить, что Евдокия была привязана к своим родителям глубокой дочерней любовью, и когда их не стало, она приняла предложение крестьянина Пет­ра Панфёрова, понимая, что одной ей придётся трудно в тяжёлом крестьянском быту. Возможно, на её решение повлияли родители или родственники, искренне беспокоящиеся о её судьбе.
В 1870 г. у Евдокии родился сын Степан. Вскоре ушёл из жизни её муж Пётр, и Евдокия растила сына одна. Степан вырос, женился, в семье у него родилось несколько детей, которые, предположительно, все умерли в младенчестве. По воспоминаниям, сам Степан, будучи в молодых летах, погиб от несчастного случая. Жена Степана – Пелагея – впоследствии стала верной помощницей своей свекрови на долгие годы.
Несколько раз Евдокия с благочестивыми крестьянами из окрестных сёл совершала пешие паломничества на Святую землю; их маршрут пролегал через Турцию. Сохранилось несколько воспоминаний об этих путешествиях. Евдокии со спутниками приходилось переживать и голод, и погоню от разбойников, и шторм на море. Как свидетельствовали бывшие с ней, во время этих испытаний матушка горячо молилась, и чудесным образом все неприятности разрешались. Однажды в храме Гроба Господня ей встретился блаженный юродивый, препоясанный только на одних чреслах. Он схватил маленькую Евдокию (она была небольшого роста) и высоко поднял её над головой со словами: «Андрюша Уфимский тебя пострижёт в схиму!», что впоследствии и исполнилось.
Из Иерусалима Евдокия привозила с собой разную святыню: иорданскую воду, камушки и ракушки из Иордана, надгробный кипарисовый крест, кипарисовый гроб, кипарисовую кадку для воды, графин с изображением Распятия Спасителя и многое другое. Эту святыню она благоговейно хранила, и приходящим к ней за духовной помощью всегда выносила для поклонения. Сохранилось предание, что в кипарисовом гробу она спала до конца своих дней.

Монастырь

В 1893 г. Евдокия, будучи уже пожилым человеком, умудрённым духовным опытом, поступает в числе первых насельниц в организующийся помещицей-вдовой Софией Эннатской Покровский женский монастырь Уфимской епархии. Это решение было не случайным: с ранних лет она мечтала посвятить свою жизнь монашеству.
Официально открытый в 1893 г. монастырь находился у села Прасковьина в юго-западной части Стерлитамакского уезда на границе Оренбургской и Уфимской губерний (близ современного с. Дедова Фёдоровского р-на Башкортостана). Накануне революции 1917 года здесь был освящён большой Покровский собор. Перед своим закрытием монастырь насчитывал около трёхсот насельниц. В монастыре Евдокия прошла все ступени послушания, была пострижена в мантию с именем Евникия. Когда в монастыре произошли внутренние нестроения, матушка не была их участницей, а смиренно совершала свой иноческий путь. Епископ Андрей (Ухтомский), после назначения в 1914 году на Уфимскую кафедру, постриг престарелую монахиню Евникию в схиму с именем Зосима.
В святой обители матушка продолжала свой духовный подвиг, непрестанную молитву. Возлюбив тишину и уединение, матушка уходила молиться в пустынное место в нескольких километрах от обители. Здесь же она ископала источник, от которого впоследствии страждущие стали получать душевное и телесное здравие. Приходящим к матушке в монастырь она всегда советовала сходить к этому источнику. Позже на этом месте была воздвигнута часовня в честь Святой Троицы. Благодатную помощь притекающие к святому источнику паломники получают и поныне.
В монастырь к м. Зосиме стекались вереницы людей, искавших духовного совета и разрешения от скорбей и болезней, и многие по вере получали просимое. Сёстры обители тоже любили м. Зосиму за её доброе сердце и почитали за добродетели поста и молитвы.
В 1921 г. монастырь закрыли, всех насельниц разогнали, некоторые были арестованы. М. Зосима, по старости лет, не привлекла внимание карательных органов и смогла уехать без преследования.
Спустя годы м. Зосима посетила разорённую обитель, её обуревали горестные чувства при виде запустения святого места, которым старица дорожила всей душой.

Исповедничество

После закрытия монастыря схм. Зосима, «не имея где главы преклонить» (Лк. 9, 58), вынуждена была скитаться, жила в разных селениях Оренбургской губернии и Башкирской АССР у добрых людей.
В 1921 г., сразу после закрытия монастыря, м. Зосима вместе с насельницей Эннатской обители Агафьей Михеевой жила в с. Старая Михайловка Мелеузовского района БАССР на квартире у благочестивой женщины Марии Яковлевны Ардинпиной. Там к ней приходило много посетителей из разных деревень и сёл. Уже тогда в народе м. Зосиму называли святой.
Молилась она ночью в уединении, а днём – вместе с народом, приходившим к ней. Прихожанам м. Зосима заповедовала крепче держаться за веру: «Настало время сильных испытаний. Только истинные верующие, которые до конца будут крепко стоять за дело Господа, получат обещанное счастье на том свете». Несмотря на то, что матушка была неграмотной, она знала Священное Писание, цитировала его приходящим к ней.
Верующие с. Троицкого (Тульевка) Мелеузовского района БашАССР пригласили матушку жить в село и на собранные средства построили ей дом, где она на некоторое время нашла себе приют. Поток людей к
м. Зосиме не иссякал.
Бобровников Сергей Акимович, житель с. Троицкого, свидетельствовал: «Приблизительно в голодном 1921 году в нашем селе проживала матушка Авдотья**. И народ считал её за святого человека. Она занималась лечением. Давала святой воды. <...> Матушка Авдотья читала всему собранию Биб­лию, рассказывала, что будут организовываться колхозы. Людям, которые будут вступать, будут прикладывать на руку печать. В конце концов, войдут все, но на малое время, а потом разойдутся».
Горбунова О.М., жительница соседнего села, рассказывала, как старица исцелила её брата. Больная нога юноши не поддавалась лечению медиков, и родные в отчаянии решили обратиться к матушке. Несколько раз брат с большим трудом добирался к м. Зосиме. Матушка молилась и омывала святой водой его больную ногу, которая вскоре окрепла. На тринадцатый день юноша ушёл от матушки своими ногами, счастливый и здоровый.
В 1922 г. м. Зосима переехала в с. Богородское Мелеузовского района БашАССР, где жила около трёх лет у Домны Прокофьевны Капитоновой, которая на многие годы стала её духовным чадом и часто приезжала к ней в другие сёла. Здесь, по рассказам очевидцев, были случаи духовной помощи и исцеления больных м. Зосимой. В дни церковных праздников
м. Зосима всегда проводила молебен со многими собравшимися к ней христианами.
Со слов жителя с. Богородского Саломасова, у м. Зосимы собиралось много женщин, с которыми она молилась, беседовала о предстоящей войне, скором конце света, о колхозах, как антихристовых организациях, и не советовала в них вступать. Обиженное кулачество находило здесь поддержку и опору. Верующие близлежащих сёл тоже приезжали сюда за советом и молитвой.
М. Зосима, живя в Богородском, в течение 1924 г. часто проводила молитвенные соб­рания в д. Веровке, некоторое время жила там, поучала собравшихся о предстоящих гонениях. В результате противодействия верующих д. Веровки церковь долго не удавалось закрыть. Часто схм. Зосима приезжала в соседнюю деревню Логвиновку для совместных молитв с христианами.
Матушка чувствовала за собой слежку и не задерживалась на одном месте. Верующие ей помогали, давали подводы, снабжали продуктами и сообщали друг другу, где будет очередное молитвенное собрание с участием матушки.
Медведев Борис, житель д. Веровки, рассказывал об исцелении м. Зосимой душевнобольных, передавал наставления матушки: «Поститься и молиться». Василиса Медведева рассказывала о пророчестве м. Зосимы о перемене власти.
Мячин Иван Иванович, председатель Веровского с/совета, рассказывал об исцелении м. Зосимой душевнобольных, тяжёлых больных, помогал нуждающимся к ней добраться. Рассказывал, что возил к ней лечить старшего сына Семёна, и матушка говорила: «Твоего сына Бог наказал, излечить его невозможно, т.к. он творил дурные поступки перед Богом».
Гражданкин Роман, житель того же села, убеждал земляков: «Вы не верите в Самого Бога, тогда как всё это делается на практике, вот вам факт: обновилась икона, и второе – матушка Евдокия исцеляет и вылечивает такие болезни, которые не может лечить врач».
Другой житель Веровки – Капитонов Степан Васильевич – убеждал, что, по словам
м. Зосимы, все советские организации ведут к худшему: «Предсказывала, что колхозы развалятся, т.к. идут против Бога. Говорила, что колхозы – творение сатаны, и всё то, что в руках антихриста, будет волей Божьей сокрушено». Сударикова Олимпиада рассказывала: «М. Зосима говорила, что советскую власть признавать не надо, т.к. она не от Бога и что все её дела сатанинские, что колхозы ведут к царствованию антихриста, поэтому вступать в них не надо, и что все творения антихриста будут разрушены согласно Священному Писанию». Сергеева Екатерина подтверждала: «М. Авдотья говорила, что обязательно будут перемены, только надо терпеть. Бог велел терпеть, как терпел Христос».
Их же односельчанин Бедняков Василий Федотович рассказывал: «В январе 1924 г. на тайном собрании верующих в Веровке м. Зосима говорила: «Я приехала вас просветить и уведомить в том, что мы находимся в трудном и опасном положении, будут нас преследовать местные власти, закроют церкви» и прочее. Многие плакали, тогда же она предложила свою помощь. За исцеление дурно-больных её считали «святой» и стали про неё распускать слухи люди, которые приезжали из окрестных сёл и деревень на молебен и лечиться».
Молва среди крестьян о святой привлекала большие массы людей, которые со всех сторон к ней ехали за благословением и обращались за разными советами и помощью. На Пасху в апреле 1924 г. в с. Суходол собралось много женщин с куличами, и м. Зосима обратилась к ним со словами: «Православные христиане, за веру Христа, за царя и Отечество мы должны погибать, не колеблясь», после чего благословила всех и со слезами стала кропить куличи святой водой.
После мая 1924 г. м. Зосима переехала на жительство в
с. Михайловка. По некоторым свидетельствам, м. Зосима жила и в с. Петропавловка Мелеузовского р-на Башкирии.
В 1927 г. м. Зосима вновь прожила некоторое время в с. Богородском, проводила молебны и духовные беседы для многих приходивших к ней. Собирались у м. Зосимы многочисленные группы людей: «У Капитоновой Домны съезжалось столько людей, как, бывало, собираются на базар. Ежедневно Авдотия раздавала святую воду, к ней привозили продукты и разное». «Она занималась излечением и исцелением больных. Многие приглашали её в дом для молитв».
После Богородского духовные чада ездили к м. Зосиме в Кузьминовку, Белозёрку, Слоновку, Зареченку, Шарлык и др. сёла Оренбургского уезда. Верующие всегда помогали пожилой схимонахине, когда под давлением местной власти или преследования ГПУ она была вынуждена менять место жительства. Из села в село матушка переезжала неизменно в своём кипарисовом гробу, с которым она не расставалась вплоть до кончины. Чекисты при каждом удобном случае не упускали возможности поиздеваться над старицей, всячески её обругивали, кощунствовали над верой. В один из таких случаев м. Зосима сказала одному охраннику: «Когда вернёшься домой, то увидишь жену головой в доме, а ногами на улице...» Возвратившись домой, тот увидел страшную картину: жена, неся вёдра с водой, спотк­нулась, упала прямо на пороге и внезапно умерла. Молва об этом случае быстро разнеслась, а богобоязненные люди рассуждали: «Господь поругаем не бывает».

***

Село Новоархангеловка (в простонародье – Дёма) Оренбургского уезда – следующее местопребывание м. Зосимы. Здесь старица прожила постоянно несколько лет.
Шевелькова Зоя Фоминична так вспоминала о жизни м. Зосимы в с. Дёма: «Жила матушка очень скромно. В маленькой комнате у неё стояли стол, кровать, кипарисовая кадка для воды и большой кипарисовый крест. Сельчане обращались к ней за советом и помощью. Она молилась вместе с ними, убеждала хранить православную веру, кропила иорданской водой, привезённой ею из Иерусалима. Иерусалимские святыни м. Зосимы до сих пор передаются из поколения в поколение в нашей семье. Это – камушки и ракушки из Иордана, графин с распятием Спасителя и др.
Матушка Зосима была духовной наставницей моих родителей, Фомы Григорьевича и Марии Филипповны Саниных, одно время они даже жили у неё несколько лет в Дёме. У нас была многодетная семья – 10 детей. Я – самая младшая. Старшая сестра Феодосия (1916 г.р.) до 14 лет жила и воспитывалась у м. Зосимы. Все мои братья и сёстры сохранили православную веру, несмотря на безбожные годы именно благодаря м. Зосиме».
Схиархимандрит Серафим (Томин) (†2013) рассказывал о чуде своего исцеления, произошедшего по молитвам м. Зосимы. Родился он болезненным ребёнком. Его мать, по болезни, не могла кормить его грудью. В 1926 г., когда будущему о. Серафиму исполнилось три года, а ножки его оставались скрюченными, родные всерьёз забеспокоились. Не получив помощи от врачей, они, по доброму совету, отправились к м. Зосиме в
с. Дёма. Перед поездкой они из благоговения дали обещание ничего не вкушать до встречи с матушкой, но спустя половину пути не сдержались и наелись. Когда они приехали к матушке, та прозорливо пожурила их за то, что нарушили свое обещание. Тогда же схимонахиня предсказала матери о. Серафима, что он будет афонским монахом, как впоследствии и сбылось. Помолившись за младенца, омочив его ножки иорданской водой, м. Зосима со властью трижды произнесла: «Будет стоять!» И действительно, произошло чудо: ножки выпрямились и больше никогда его не беспокоили.
Ильичёва Татьяна вспоминала, как пришла к м. Зосиме женщина, озлобленная на своих сыновей, вступивших в колхоз. Старица вразумляла мать: «Не гневи Бога, не кляни сыновей. Жизнь эта нам от Бога дана. И ты в колхоз впишись. Работай честно, не воруй – грех это». По воспоминаниям, в с. Дёма м. Зосима исцелила мужчину от страсти винопития, а у кормящей матери по молитвам старицы вернулось молоко.
Куликова Дарья Дмитриевна рассказывала: «Мне матушка Авдотья говорила, что к войне всё готово, скоро будет война, после этой войны советской власти не существовать».
Полянская Марина Ильинична призывала окружающих: «Надо молиться Богу усердно, надо идти к матушке Авдотье. Всем молящимся Богу она помогает, даёт истинное указание и наставление. По словам матушки Авдотьи, скоро должна быть война, сдавать хлеб не надо, 1931 год будет неурожайный».
Захарова Зинаида свидетельствовала: «Матушку Авдотью преследуют власти, а она всё терпит, и нам с вами надо терпеть до поры до времени».
Полевкина Мария Кузьминична говорила: «Надо ходить в церковь и молиться Богу, может, нас от всего этого Бог помилует. Надо ездить к матушке Авдотье, которая может помочь всегда при тяжёлых моментах».
Корсакова Анастасия Фроловна рассказывала, что м. Зосима благословляла народ «почаще ходить в церковь и подавать подаяния, молиться Богу, и Бог даст здоровье».
Когда церковь в селе Дёма разрушили и построили из неё баню, из сельчан никто туда не ходил, считая это грехом. В настоящее время в с. Новоархангеловка современного Шарлыкского района Оренбургской области на месте дома, где жила м. Зосима, верующими установлен памятный крест, перед которым священнослужителями совершается молебен преподобной.
Из Дёмы м. Зосима переехала в с. Белозёрка Оренбургского уезда, где прожила с 1927 по 1930 гг. В Белозёрке м. Зосима также слыла среди населения святой, прозорливой, пророчицей и могущей исцелить – многие у неё исцелялись от болезней. Сама старица тоже бывала в окрестных селениях и беседовала с верующими. Захарова Зинаида Михайловна рассказывала о предсказаниях м. Зосимы о скорой войне, неурожае и голоде.
В 1931 г. м. Зосима проживала в с. Мелеуз БашАССР у бывшей воспитанницы Эннатского монастыря Агафии Михеевой. С её слов, м. Зосиму к ней привезли сенцовские крестьяне, и она с радостью за матушкой ухаживала. В мае 1931 г. к ней в Мелеуз приезжали крестьяне Санкины, которым она предсказывала о неурожае и голоде в 1931 г., советовала крестьянам вовсе не сеять, т.к. всё равно всё пропадёт. В июне 1931 г. старица жила в с. Старо-Михайловка, бывала по приглашению верующих в д. Юрматы.

***

В это же время м. Зосима близко общалась с оренбургским духовенством, не признающим митрополита Сергия (Страгородского), убеждала приходящих к ней поддерживать «непоминающих», беседовала о неприятии политики митр. Сергия.
Священник Николай Лавров рассказывал: «Кто у неё бывал, приходил и говорил, что матушка Авдотья не велит признавать советскую власть, как власть антихриста, и молиться с теми попами, кои признают советскую власть. Что все такие попы являются изменниками православия и слугами антихристовой власти, что в колхозы вступать не надо, т.к. это дело сатанинское и оно скоро, согласно Священному Писанию, должно погибнуть от меча. Авдотья с двумя молодыми послушницами по возрасту (фамилии не знаю) разъезжала по селениям и насаждала среди своих верующих церковные ячейки, считая их «истинно-православными». Говорила, что верующие должны признавать только тех священнослужителей, которые признают епископа Димитрия в Ленинграде и имеют связь духовную с нею – Авдотьей. Во время этих поездок Авдотья приехала в мой приход в Ново-Георгиевку Шарлыкского района Оренбургской губернии, где я с нею и познакомился, став на сторону признания «истинно-православной церкви». Она мне поручила, чтобы я разъезжал по знакомым приходам и укреплял это новое течение путём пропаганды. Она мне говорила, что с безбожной советской властью нужно бороться и отвоёвывать верующих из-под влияния тех попов, кои признают митрополита Сергия Нижегородского, как изменника православия из среды антихристовой власти».
Другие люди, знавшие м. Зо­симу, свидетельствовали: «Матушка Авдотья не велит молиться с теми попами, которые признают безбожную советскую власть, потому что они этим самым стали слугами антихриста».
По приезде в какое-либо селение м. Зосима интересовалась, кого поминает священник местного прихода. Если узнавала, что митрополита Сергия – убеждала крестьян отвергнуть его, называя сторонников митр. Сергия «агентами антихриста». Так м. Зосима боролась, по её мнению, с «отклонившимися от истинно-православной веры», считая таковых лишённых благодати. Имея авторитет среди народа, у неё это получалось: верующие переставали ходить в церковь к священникам сергиевского направления, уединялись в своём кругу для молитвословий***.
Священник Перов говорил на следствии: «М. Авдотья при первой встрече в феврале 1929 г. в Белозёрке потребовала от меня произнесения покаяния в том, что я отрекаюсь от митрополита Сергия Нижегородского, как слуги антихристовой советской власти, потому что он признаёт советскую власть, которая является посланной не от Бога».
2 июля 1931 г. м. Зосима была арестована ГПУ Мелеузовского р-на БашАССР по обвинению в «организации башкирского филиала „истинно-православной церкви"».
На допросе м. Зосима свидетельствовала: «Скиталась я от известий, которые мне приносили мои посетители из разных деревень. Знакомые, у которых я молилась, приходили ко мне периодически. Фамилии не помню. С посетителями я имела разговоры по вопросам Божьим. Насчёт власти я вела разговор такой: «Есть власть от Бога и власть, которая против Бога. Власть от сатаны временно послана Богом для проверки устойчивости верующих и отделения от стада овец волков в овечьей шкуре. Со своими посетителями, которые ко мне приходили, помню, имела разговор о колхозах. Но что говорили, я не помню. Помню, говорила, что всякие невзгоды и переживания есть наказание от Бога. Терпите, Бог Сам терпел и Сам Он пошлёт радость для своих людей».
В объяснительной записке райуполномоченный ГПУ докладывал: «При допросе, несмотря на её старость (м. Зосиме на тот момент было 105 лет - авт.), вела себя очень вызывающе. Упрекала меня в том, что «если ваша власть больше царской по вопросам гуманности, то вы бы не стали меня допрашивать в таком возрасте». «Раньше, – говорит, – меня никто никогда не допрашивал». При допросе она несколько раз произносила молитвы в следующих словах: «Господи, прости им, высмеивающим рабу твою, и, Всемилосердный Бог, дай мне сил устоять твёрдо перед всеми испытаниями», и много других слов.
Имеет громаднейший авторитет среди тёмных крестьян, которые её кормят, привозят хлеб, деньги, развозят на лошадях. Она имела связь с попом Никитским, Ковалёвым и другими. Имела приближённых к ней женщин-крестьянок и монашек, среди которых вела свою к/р работу об антихристе, о власти шайтана, вела разговоры о колхозах, давая установку, что колхозы не от Бога».
В протоколе допроса следователь писал, что м. Зосима была очень немощной: без посторонней помощи не передвигалась, плохо видела и слышала. Позднее он же докладывал, что матушка совсем слегла. В тот же день м. Зосима была освобождена под подписку о невыезде «ввиду предельного возраста». В сентябре 1931 г. дело, по которому была привлечена м. Зосима, было закрыто, обвиняемые были приговорены к различным срокам заключения в ИТЛ.

Последние годы жизни

В 1933 г. м. Зосима вернулась в родную Сенцовку, где прожила последние годы своей жизни в благочестивой семье Ивана и Елизаветы Губаревых. Глава семейства был исцелён м. Зосимой от тяжкого недуга, и в благодарность пристроил к своему дому комнату для неё и пригласил жить. Дом этот, по воспоминаниям, до сих пор сохранился. Он был в три окна, деревянный, покрыт соломой, вокруг дома стоял каменный забор.
По рассказам, в Сенцовке м. Зосима опекала детей-сирот, оставшихся одних после смерти их матери, тоже жительницы Сенцовки. У женщины было пятеро детей. В голодные годы одного ребёнка утащили в поле и растерзали дикие собаки. Мать безутешно плакала о дитяти, да так и скончалась, не вынеся горя. М. Зосима взяла на себя заботу об оставшихся сиротах (отца у них не было). Близкой помощницей матушки в последние годы её жизни была сноха Пелагея. После смерти старицы она покинула Сенцовку, жила в соседнем селе Казанка, где и скончалась.
Будучи уже глубокой старицей, м. Зосима по-прежнему помогала множеству народа, посещавшего её, о чём говорят свидетельства о её прозорливости и чудотворении: «О матушке Авдотье много было разговоров, как о верующей и целительнице от всяких болезней. Она среди окружающего населения имела авторитет, к ней ежедневно шли люди». Вспоминают матушку спокойной, тихой и доброй. Сельские дети любили прибегать к м. Зосиме за благословением, благочестивые взрослые почитали матушку как святого человека.
Схиархим. Серафим вспоминал, как в 1934 г. м. Зосима спасла от гибели отца и его семью. Однажды, возвращаясь домой, его отец заснул. Проезжавшие мимо татары воспользовались этим и украли у него колхозного жеребца. Долго всей деревней пытались найти пропажу, но безуспешно. Отцу, как председателю сельсовета, грозила тюрьма, а всей его семье голодная смерть. Тогда бабушка о. Серафима вместе с ним, ещё подростком, решила отправиться пешком к старице в Сенцовку просить о помощи. Когда путники пришли к старице, она уже всё знала.
М. Зосима сказала, что жеребец жив, и велела, чтобы отец шёл вечером в соседнее татарское Мустафино и на краю села позади дворов он найдёт своего жеребца. Всё случилось так, как сказала матушка. Отец, правда, был снят с должности, но вся семья искренне радовалась и благодарила м. Зосиму, что избежали большой беды.
Наседкин Аким Николаевич, житель с. Шарлык, решил съездить к матушке и получить духовное наставление. Когда он открыл дверь, она стояла посреди кельи и сразу спросила его: «Аким, ты зачем ко мне приехал?» – хотя ранее он у неё не бывал и имени его она не знала. Он ответил: «Приехал учиться духовной жизни». Матушка в ответ сказала: «Вон чего он выдумал, учиться, у нас один акафистник, и то за сундуком валяется», – потом немного побеседовала с ним и отпустила. Когда Аким приехал домой, сразу кинулся за сундук и нашёл там акафистник...
Вакулина Мария Николаевна в голодный 1921 г. отдала американской миссии АРА троих детей, плакала о них всё время и поехала к матушке Зосиме узнать, живы они или нет. Матушка встретила её такими словами: «С ней я не буду разговаривать: она детей отдала в приют, а сама осталась жива». И добавила: «Будешь о них плакать до конца дней своих»...
Игонина Анна Ивановна, жительница с. Шарлык, свидетельствовала об исцелении м. Зосимой своего отца, целый год пролежавшего расслабленным. Когда они с матерью ехали к матушке, их лошадь не хотела идти, падала, упрямилась. Тогда оба взмолились, и помощь прийти не замедлила: добрый человек помог поднять лошадь, поправить оглобли. Приехав к матушке, супруги поняли, что она всё знает об их нелёгком путешествии: м. Зосима подошла к лошади, стала её гладить и спрашивать, как лошадь смогла их довести. Отцу м. Зосима дала выпить святой воды, помолилась, и он быстро заснул. Через несколько дней отец, почувствовав себя здоровым, сам правил к дому лошадь, которая бежала легко и быстро.
Также Анна Ивановна рассказывала, что её мать страдала от болей в ногах, и когда пришла к м. Зосиме с просьбой помолиться об исцелении, старица пообещала, что та выздоровеет, но укорила в том, что женщина занималась уборкой в церковные праздники. Спустя некоторое время женщина осознала свой грех, молилась о прощении и исцелилась. Всю свою жизнь она почитала матушку, как великую старицу, и всем завещала молиться ей.
Митрохина Мария Семёновна, жительница с. Зареченка, рассказывала, как её отец отказывал в просьбе родных показать м. Зосиме свой нарыв на пальце: «Сам вскроется и всё пройдёт». Когда боль стала нестерпимой, он всё-таки пошёл к матушке, которая его встретила с его же словами: «Что пришёл? Вскроется, и так всё пройдет». Мужчина поклонился прозорливице, попросил прощения. Матушка дала ему святой воды, сделала компресс, и через три дня воспаление прошло.
Козлова Параскева Ивановна вспоминала, как находила убежище у м. Зосимы от кулаков пьяного драчливого мужа. Матушка всегда её с любовью принимала, успокаивала и с собой давала гостинцев для детей.
Никитская Елизавета Михайловна, дочь священника, свидетельствовала: «Про м. Зосиму слышала, что она изгоняет бесов». Особенно сильное впечатление произвело на современников исцеление старицей бесноватого, о чём многие вспоминали. Вот как об этом рассказывала Мезенцева Екатерина Ивановна: «Привезли к матушке Зосиме как-то мужика в цепях. Беснуется, вырывается, мечется, ревёт. Она спокойно подошла к нему, перекрестила с молитвой и попросила его освободить от цепей. Потом обрызгала его святой водицей из Иордана и стала читать над ним «Отче наш». И так она делала 3 раза: побрызгает – почитает, побрызгает – почитает. Когда стала читать «Отче наш» в третий раз, ещё дала святой водички выпить. С мужиком стало твориться невообразимое. Всех охватил ужас. Его кидало, поднимало, отрывало от земли сантиметров на 30, скрюченного, с безобразно перекошенным лицом. Наконец, он в изнеможении рухнул на пол и уснул. Проснулся спокойный, улыбался. Вспомнив, что с ним было, горячо благодарил матушку Зосиму. Уезжал он без цепей».
Монахине Зинаиде матушка предсказывала: «Отсидишь 10 лет в тюрьме, будешь печь просфоры и станешь из Зиновии Зинаидой». Всё так и сложилось: м. Зинаида была арестована, после 10-летнего заключения устроилась работать в просфорню при храме, и вскоре приняла тайный постриг с именем Зинаида.
Перед смертью старица собрала всех своих духовных чад из разных сёл. Лёжа в своём кипарисовом гробу, она сказала свои последние поучительные слова, каждому подала духовное утешение. Предсказывала: «Как родилась я 1 марта, так и умру в этот день. Вы смерти моей не увидите. Похороните, а на третий день чекисты раскопают могилу. Надругаются, и в гроб положат меня лицом вниз. Вас всех арестуют, кроме одного человека. Приходите ко мне на могилку, я всех услышу».
Так всё и случилось, как сказала старица. Умерла она, по воспоминаниям, 1 марта 1935 г. Была ночь, все заснули, и смерти её никто не видел. После похорон чекисты из Шарлыка раскопали могилу, открыли гроб, сняли облачения, искали золото, но не нашли. Надсмехаясь, они положили старицу в гроб лицом вниз... Духовных чад её вскоре арестовали, лишь один человек сумел чудом скрыться – Яков из с. Колычева; скрывался он до 1949 года. Остальные отсидели по многу лет в тюрьмах...

***

О чудесах м. Зосимы в наше время свидетельствует настоятель Покрово-Эннатского монастыря Уфимской епархии игумен Николай (Чернышёв): «Однажды, когда мы приехали с мощами м. Зосимы в Оренбург, произошло чудо. В Никольском кафедральном соборе поклониться мощам пришли мать и дочь. У 28-летней дочери признали рак груди и должны были делать операцию. Они остались в храме на всю ночь перед операцией и молились. Через две недели мать со слезами подошла ко мне и рассказала о прои­зошедшем: перед операцией дочь вновь обследовали и не нашли опухоли.
Другой случай чудесной помощи матушки Зосимы произошёл в г. Орске Оренбургской обл. Подошёл молодой мужчина лет двадцати пяти, и сказал, что у него родился сын и не дышит – лёгкие не раскрылись, пришлось подключить аппарат искусственного дыхания. Я ему посоветовал: «Сейчас закрывается храм, давай попросим, ты останешься один и помолишься». Утром, когда мы уезжали и стали выносить мощи, он откуда-то вынырнул и говорит: «Батюшка! По молитвам преподобной Зосимы ребёнок задышал!»

*В публикации использованы материалы из государственного архива Оренбургской области, Российского государственного исторического архива, архивов УФСБ по Республике Башкортостан и Оренбургской обл., воспоминаний разных лиц.

Прочитано 176 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Свято-Троицкая Симеонова Обитель Милосердия

Свято-Троицкая Симеонова Обитель Милосердия

пос. Саракташ

By Баклыков Владимир

Свято-Троицкая Симеонова Обитель Милосердия

More...
Дети и престарелые просят помощи

Дети и престарелые просят помощи

Наши проекты

Общий вид нового Дома Милосердия

By Баклыков Владимир

Дорогие братья и сестры, все неравнодушные люди! В связи с острой необходимостью мы были вынуждены принять решение о начале строительства…

More...
Спасские казаки активно участвуют в жизни Обители Милосердия

Спасские казаки активно участвуют в жизни Обители Милосердия

В день Георгия Победоносца

By Баклыков Владимир

В день Георгия Победоносца

More...
Архиерейское служение в Свято-Троицком соборе

Архиерейское служение в Свято-Троицком соборе

Служба митрополита Оренбургского Валентина

By Баклыков Владимир

Служба митрополита Оренбургского и Саракташского Валентина

More...
Православная гимназия Сергия Радонежского

Православная гимназия Сергия Радонежского

На уроке в православной гимназии

By Баклыков Владимир

На уроке в православной гимназии

More...
Frontpage Slideshow | Copyright © 2006-2012 JoomlaWorks Ltd.

Блок сортировки

« Октябрь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.

Православные новости

Читать все Новости