Вход/Регистрация

Регистрация

Православный клуб

"Илья Муромец"

Клуб "Илья Муромец"Клуб, в котором занимается более 100 ребятишек, создан в 2010 году и находится под духовным окормлением клирика Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия иерея Николая Клигуна.

Оренбургская Голгофа

Отдел по канонизации

Оренбургская ГолгофаC сентября 2010 года отдел по канонизации святых работает под руководством благочинного Саракташского округа протоиерея Николая Стремского.

Станица Спасская

Православное казачество

Православное казачествоАктивно в жизни Обители Милосердия участвуют казаки Спасского станичного казачьего общества под руководством атамана - подъесаула Евгения Стремского.

Специальный проект

Ради жизни на Земле...

Свеча в благодарность за спасение жизниСамое большое преступление сегодня - преступление против семьи. Официальная позиция Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия по этому вопросу представлена ниже.

Суббота, 06 Январь 2018 06:56

Священник сильный, крепкий духом (протоиерей Иоанн Шастов)

Автор  Вострикова Раиса
Оцените материал
(1 Голосовать)
Отец Иоанн Шастов с прихожанами города Кировска Отец Иоанн Шастов с прихожанами города Кировска

До революции – ревностное исполнение служебных обязанностей

Иоанн Яковлевич Шастов родился в крестьянской семье в 1879 году в селе Ольшанка Сызранского уезда Симбирской губернии. [1]
Окончил курс при Ново-Симбирской церковной школе. С 1899 года работал учителем в церковно-приходской школе села Петропавловского Орского уезда (ныне село Сара Кувандыкского района).

В 1903 году выдержал экзамен при Оренбургской Экзаменационной Комиссии, и епископом Оренбургским и Уральским Владимиром определён псаломщиком к Петропавловской единоверческой церкви.
В 1905 году епископом Оренбургским и Уральским Иоакимом рукоположен в сан диакона, удостоен Архипастырского благословения за ревностные труды по устроению церковного хора из учащихся Петропавловской школы.
В 1906 году выдержал экзамен при Оренбургской Духовной Семинарии и рукоположен в сан священника к Михаило-Архангельской церкви села Ивановского (Янгиз) Орского уезда. В 1908 году Орское Уездное Отделение за заботы и труды о церковных школах в Ивановском приходе наградило двадцатью рублями.
В 1911 году епископом Оренбургским и Тургайским Феодосием по прошению перемещён к Николаевской церкви села Ново-Поим Орского уезда, утверждён в должности миссионера по 32-му Ново-Покровскому благочинническому округу, за ревностное исполнение служебных обязанностей и благоповедение награждён набедренником.
В 1914 году за усердную и полезную пастырскую службу награждён скуфьёю.
В 1915 году – член Благочиннического Совета, за ревностное исполнение служебных обязанностей и благоповедение епископом Оренбургским и Тургайским Мефодием награждён архипастырским благословением. [2]

1920 год.
Крестьянское восстание

При Советской власти священник Иоанн Шастов лишён избирательных прав. [1]
Будучи священником единоверческой церкви в селе Сара, о. Иоанн оказался в самом центре крестьянских волнений. В ноябре 1920 года в Орском уезде вспыхнуло восстание. Это была самоотверженная попытка крестьян в условиях продовольственной развёрстки предотвратить голод.
Продовольствие изымалось у крестьян фактически бесплатно, причём не только излишки, но часто семенной фонд, весь хлеб до последнего зерна. Продотряды вывозили его на ссыпные пункты, обрекая крестьянские семьи на голодную смерть. Обстановка в уезде была катастрофической.
Крестьяне, многие из них бывшие фронтовики, участники Первой мировой войны, были вынуждены взяться за оружие.
Ниже текст одного из воззваний агитационного отдела Саринского районного гражданского Комитета от 27/XI – 20 г.:
«Граждане! Час возмездия настал, довольно терпеть обиды, чинимые честным гражданам врагами трудового народа коммунистами, расхищающими народное достояние без зазрения совести. Проснись, бедный труженик, бери в руки потвёрже дубину и смело иди на твоего врага-коммуниста, только тогда ты можешь жить, заниматься спокойно своим трудом. Итак, с Богом вперёд! Становись каждый в ряды трудового народа, долой тунеядцев, час искупления пробил». [3]
Повстанцы верили в справедливость рабоче-крестьянской власти, надеялись на помощь каза­чества и окрестного башкирского населения.
Восстание в Орском уезде было самым крупным на Южном Урале и не имело себе равных не только по размаху, но и по числу жертв. Когда мятеж был подавлен, начались массовые облавы и аресты.
Виктор Павлович Калачёв, начальник отдела культуры Кувандыкского района, установил, что о. Иоанн Шастов совершал погребение четверых блявинских повстанцев, расстрелянных по приговору революционно-военного трибунала. Калачёв обнаружил записи в метрической книге Петропавловской единоверческой церкви за 1920 год. В графе «От чего умер» против каждой фамилии указано: «Убит». Таким образом, подтвердились воспоминания старожилов, что тела расстрелянных 20-летних парней выдали для захоронения только на 6-й день, несмотря на слёзные просьбы родственников. [4]
Участники крестьянских восстаний реабилитированы указом Президента РФ от 18 июня 1996 г.
№ 931 «О крестьянских восстаниях 1918–1922 годов»:
«В целях восстановления исторической справедливости, законных прав граждан России, репрессированных в связи с обвинением в участии в крестьянских восстаниях 1918–1922 годов, и в соответствии с выводами Комиссии при Президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий постановляю:
1. Осудить политические репрессии в отношении крестьян – участников восстаний 1918–1922 годов.
2. Признать нарушением основных прав человека и гражданина репрессии в отношении участников крестьянских восстаний 1918–1922 годов.
3. Установить, что крестьяне – участники восстаний 1918–1922 годов не могут быть признаны участниками бандформирований в трактовке пункта «в» статьи 4 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий».
Из монографии Д.А. Сафонова «Великая
крестьянская война 1920-1921 гг. и Южный Урал»:
«В с. Сара агентом уголовного розыска был арестован священник Шастов за агитацию в церкви против Советской власти. Один из крестьян ударил в набат, и сбежавшиеся прихожане заявили агенту: "Не разойдемся и не дадим священника. Вы хотите у нас весь хлеб забрать и нас оставить умирать с голоду"».

1921-22 годы.
Голод в Оренбуржье

Об ужасах наступившего голода свидетельствуют документы Бузулукского краеведческого музея.
К началу 20-х годов население Бузулукского уезда насчитывало более 600 тысяч человек. За несколько месяцев 1921-го умерло от голода 120 тысяч жителей, т.е. каждый пятый. На фотографии – гора истощённых обнажённых тел на кладбище. Бывали случаи людоедства. Бузулучане смогли выжить только благодаря англо-американской миссии квакеров. Понятие христианской помощи, чувство сострадания привели сюда представителей этой религиозной общины. Работали квакеры бесплатно, кормили изголодавшихся, лечили от тифа и других инфекционных болезней. Привезли в уезд лошадей и зерно, чтобы крестьяне могли засеять свои поля. Двое из квакеров заразились тифом и умерли. [5]
Современные исследователи голода в Оренбуржье приводят такие цифры: в феврале 1922 года число голодающих в Оренбургской губернии насчитывает 577 866 человек и составляет 85,4 % ко всему населению. Смертность на почве истощения и голода – 80 %. [6]
Следовательно, о. Иоанну приходилось отпевать не только погибших в боях и расстрелянных
крестьян-повстанцев, но и умерших в голодных муках ребятишек, ослабевших матерей и стариков.

1922 год.
Изъятие церковных ценностей

Декрет ВЦИК от 23 февраля 1922 года установил порядок изъятия церковных ценностей, согласно которому в целях мобилизации всех ресурсов страны на борьбу с голодом из церковного имущества изымались «все драгоценные предметы из золота, серебра и камней...».
Из работы И.В. Никитина «Оренбургская епархия в 1922-1938 гг.»:
«...Кампания изъятия церковных ценностей в Оренбургской губернии имела летом 1922 года вполне налаженный, отработанный характер. Единственно обнаруженным свидетельством протеста является письменное заявление настоятеля Петропавловской единоверческой церкви Иоанна Шастова, в котором о. Иоанн указывает на то, что в требованиях власти он и его прихожане видят нарушение церковных канонов, а больше всего их оскорбляет изъятие ризы с иконы, являющейся святыней села – иконы свт. Николая Чудотворца». [7]
Изъятию подлежали крышка со Святого Евангелия, напрестольный крест, теплотный ковш и риза с иконы свт. Николая Чудотворца. Всего 3899 грамм серебра.
О. Иоанн письменно заявил:
«I. Согласно определению Священного Собора Российской церкви от 1917-18 гг., пастыри церкви в отношении церкви и церковнаго имущества яв­ляются охранителями онаго. А хозяевами Епископская власть и Приходское Собрание, от которых зависит судьба церковнаго имущества.
II. Согласно постановлений правил святых Апостол, святых 7-ми Вселенских Соборов и святых отцов (справка: 73 правило Свв. Апостол; 26 прав. Карф. Собора; 24 прав. 4-го Вселенскаго Собора; 49 прав. 6-го Всел. Собора; 2 прав. Кирилла Александрийскаго и 10 прав. двукратного Константинопольскаго собора) церковным вещам единожды освящённым навсегда оставаться церковными.
III. К изъятию церковных ценностей в силу вышесказанных Святых правил, мои прихожане как строгие единоверцы видят в этом со стороны гражд. власти нарушение оных, чем и вызывается большое негодование и великий соблазн. Гораздо практичнее было бы не затрагивать у верующих религиозных чувств ничтожным изъятием церковных ценностей на голодающих, а уже в силу необходимости обложить бы наш приход натурой.
IV. Риза с иконы Святителя Николая, по моему глубокому убеждению, ни в коем случае не должна быть снята, потому что икона эта почитается особенно всем нашим районом и служит свидетельством великаго историческаго религиозно-христианскаго события – присоединения старообрядцев нашего района из раскола к Церкви Христовой». [8]
Изъятие ценностей из церквей Оренбургской губернии было завершено в сентябре 1922 года, но задерживалось в отдельных волостях. В кассу Орского уфинотдела 18 декабря 1922 года направлено письмо: «Работа комиссии по изъятию церковных ценностей по Орскому уезду закончена за исключением Саринской волости (...) через Ново-Покровский волисполком в срочном порядке и затребовано представление изъятых церковных ценностей согласно акта в количестве 6568 грамм». [9]
Таким образом, архивные документы свидетельствуют об особой стойкости прихожан Петропавловской единоверческой церкви в эти страшные послереволюционные годы. Потерявшие в результате восстания кормильцев семей, настрадавшиеся, изголодавшиеся, рискуя жизнью, они боролись за свои православные святыни. Во время изъятия церковных ценностей их пастырь, о. Иоанн Шастов, проявил себя как мужественный защитник Церкви.

История единоверцев села
Петропавловского-Сары [10, 11]

Исследование родословной привело меня к истории моих предков –крепостных Преображенского завода Оренбургской губернии (ныне р.ц. Зилаир, Башкортостан), расселившихся в сёлах Сара, Чукари-Ивановка, Карагай-Покровка Орского уезда. В 1920 году эти сёла стали главными очагами вооружённого сопротивления безбожной власти.
Хутор Петропавловский был основан после отмены крепостного права по причинам религиозного характера и стал сильным старообрядческим центром. Саринские кулугуры имели громадное влияние на своих единомышленников не только в Оренбургской, но и в Пермской и Томской губерниях. С целью собирания дорогих икон древнего письма и старопечатных книг не жалели никаких средств и не раз ездили в Уральск.
Старообрядцы других местностей почитали жителей Петропавловского хутора истинными и непоколебимыми столпами древнего благочестия, совершенными христианами. Однако сами петропавловцы чувствовали несостоятельность в устройстве своей религиозной жизни соответственно требованию правил Вселенской Церкви. Неимение священства и связанная с этим безблагодатность общества постоянно беспокоили их, заставляли прибегать к необычайным средствам, не жалея на то никаких усилий. В поисках священства они предпринимали неоднократные путешествия к границам Индии и Китая, изъездили Кавказ и Персию.
Когда старообрядцы узнали о путешествии на Восток Наследника Цесаревича, будущего Императора Николая II, то цель путешествия объяснили по-своему. Для того, чтобы посмотреть на древнее благочестивое священство, которое, по слухам, обрёл Цесаревич в Беловодье, петропавловцы ездили в Орск. Здесь они не пропустили мимо ни одного экипажа из поезда Наследника, ожидая привезённого епископа со священниками. Но Цесаревич подошел ко Св. Кресту, вынесенному известным орским протоиереем, и принял от него благословение. Так окончательно погибли надежды петропавловцев добыть заморское священство.
В декабре 1891 года по просьбе старообрядцев в хутор Петропавловский приехал миссионер, преподаватель Оренбургской духовной семинарии Милий Ионович Головкин. На беседах, продолжавшихся почти беспрерывно в течение трёх суток, старообрядцы обнаружили громадную начитанность, искреннее и серьёзное намерение исследовать истину. Были рассмотрены и решены все вопросы и недоумения, стоящие между Православною Церковью и старообрядчеством.
Для точной и несомненной проверки свидетельств, которые миссионер, за неимением некоторых редкостных подлинных книг, приводил на память или читал по «Выпискам» Озерского, старообрядцы решили отправить от себя трёх депутатов в Москву. Миссионер дал им рекомендательные письма к настоятелю Никольского единоверческого монастыря архимандриту Павлу и профессору Субботину.
Один из депутатов, Пётр Самохин, впоследствии священник в селе Петропавловском, вспоминал:
«Проверка книг в Хлудовской библиотеке для нас была не возбраняема каждодневно, где трудился с нами бывший библиотекарь М.Е. Шустов (ныне отец Мина). Мы посещали не раз Успенский собор, где сподобились видеть икону, написанную евангелистом Лукою, крест, принесённый князем Владимиром из Корсуня, гвоздь Господень, руку Анд­рея Первозваннаго. Были в ризнице Патриаршей, где сподобились видеть саккос митрополита Фотия, жезлы патриархов, облачения и митры, сосуд со св. мирром, принесённый князем Владимиром из Корсуня. Были не раз в Синодальной библиотеке, где проверяли Макарьевские Четьи-минеи, сверялись о стригольниках, об аллилуия... По печатным, пергаментным и письменным книгам все наши недоумения проверкою древних книг были рассеяны».
В феврале 1892 года к Православию присоединилось 285 старообрядцев хутора Петропавловского во главе с наставником Иваном Фоминым.
Принятие старообрядцами Православия не было частным незначительным событием. Об этом было сообщено в Святейший Правительствующий Синод. Большая статья и списки присоединившихся напечатаны в журнале «Оренбургские епархиальные ведомости». Хранящаяся в епархиальном архиве переписка между Его Преосвященством Преосвященным Макарием, епископом Оренбургским и Уральским, и присоединяющимися старообрядцами свидетельствует об установившихся между ними удивительно трогательных и добрых христианских отношениях. А ведь это представитель высшей церковной иерархии – с одной стороны и простые крестьяне, недавние выходцы из крепостных Преображенского медеплавильного завода – с другой. В числе присоединившихся были два моих прадеда, Суровцов Герасим Алексеевич и Антипин Андрей Семёнович.
О силе веры прадедов и чистоте их помыслов убедительно свидетельствуют многочисленные документы епархиального архива, при работе с которыми открылся не просто перечень имён ушедших родных. Из глубины времён всплыли яркие события религиозной жизни, активными участниками которых они были: принятие единоверия, чудо исцеления от Табынской иконы Божией Матери, строительство Петропавловской церкви, открытие церковно-приходской школы.
До роковых событий 1917 года горнозаводские состояли в близких родственных отношениях, были едиными по вере и духу. Этим можно объяснить их единомыслие и сплочённость. Они добровольно и сознательно встали на путь вооружённой борьбы с безбожной властью.
Сокрушительный удар по этой общности людей был нанесён в результате революции и последующих событий. Село лишили его апостольского названия. Мой прадед Андрей стал церковным старостой в селе Сара и, конечно, поддерживал о. Иоанна Шастова.

1923 год.
К Патриарху Тихону

Исследованиями Н.П. Зиминой установлено, что о. Иоанн Шастов активно противостоял обновленцам и другим раскольникам. [12]
Из документов канцелярии Святейшего Пат­риарха Тихона и Священного Синода:
«В результате самостоятельных действий священник Иоанн Шастов, настоятель единоверческой церкви с. Петропавловского 3-го благочиннического округа, доставил в центр материалы собраний орского духовенства и передал Патриарху Тихону свой доклад о состоянии Оренбургской епархии, датированный 21 августа 1923 года. В докладе сообщалось о переходе епископа Аристарха (Николаевского) в раскол, его вступлении в обновленческую организацию «Живая Церковь», прекращении им поминовения Патриарха, характере деятельности этого архиерея на кафедре и содержалась просьба дать оренбургской пастве православного епископа «хотя бы временно». Кроме того, о. Иоанн просил патриаршего благословения 3-му благочинническому округу Орского уезда и «инициаторам этого великого дела (о епископе) членам приходского совета Петропавловской единоверческой церкви с. Петропавловского».
Сообщение иерея Иоанна Шастова в Москве было воспринято как доклад лица, уполномоченного Оренбургской епархией, и на документ была наложена следующая резолюция Святейшего Патриарха и членов Патриаршего Синода: «Временно управление православными приходами Оренбургской епархии поручить Преосвященному Трофиму, епископу Бирскому. Преподать благословение всем верным чадам св. Церкви и особенно духовенству и мирянам 3-го благочиннического округа Орского уезда». [13]
Отчёты местного ГПУ за следующий 1924 год указывали на укрепление позиций «тихоновского» духовенства. Госинфосводка по Оренбургской губернии за время с 1 по 7 марта 1924 года сообщала: «В Орском уезде состоялся съезд духовенства 3-го благочинного округа. На съезде постановлено о непосредственном подчинении патриарху Тихону». [14]

1925 год.
Первый арест [1]

В 1925 году священник о. Иоанн Шастов был арестован. Приговор: 3 года концлагерей, обвинение – «антисоветская агитация».
О. Иоанн сначала находился в заключении в Оренбургском исправительном трудовом доме, затем был переведён в Соловецкий лагерь особого назначения. Был в заключении на Поповом Острове вместе с епископом Афанасием (Сахаровым), священниками Александром Кремышанским, Поликарпом Золотых и другими сосланными на Соловки священнослужителями.
Митрополит Иоанн (Снычёв) в своём труде «Стояние в вере: Очерки церковной смуты» среди архипастырей Церкви упоминает и нашего крестьянского батюшку о. Иоанна:
«В своем большинстве епископы и пресвитеры остались верными митр. Сергию... Остановим свое внимание на позиции тех епископов и пастырей, которые не только высказывали свое осуждение расколу, но и принимали то или иное участие в борьбе с ним. В этом отношении большое влияние на умиротворение паствы имел «соловецкий епископат». Внимательно наблюдая из неволи за церковной жизнью, «соловецкие» епископы живо реагировали на все более-менее значительные события, в т.ч. на «Декларацию» митроп. Сергия (Страгородского). Твердо стояли на страже церковного единства архиеп. Иларион (Троицкий) (священномученик – прим. авт.), архиеп. Прокопий (Титов), архиеп. Амвросий (Полянский), архиеп. Евгений (Зернов), еп. Глеб (Покровский), еп. Мануил (Лемешевский), архиеп. Петр (Зверев) и другие. Их мнения разделяли некоторые лица духовного и светского звания: прот. Иоанн Шастов из Оренбурга и профессор Иван Васильевич Попов».
15(16?) февраля 1928 года о. Иоанн Шастов отправил митрополиту Сергию (Страгородскому) письмо: «По прочтении означенной декларации и суждению о ней было вынесено определенное заключение: декларацию считать необходимым актом, свидетельствующим о лояльном отношении к государственной власти и не нарушающим ни догматического, ни канонического учения. А потому приемлемой для нас»... Не только оппонентов, но и сторонников Заместителя серьёзно волновала возможность отказа митрополита Сергия от возношения имени Патриаршего Местоблюстителя Петра.
Свидетельствуя митрополиту Сергию о каноническом и молитвенном общении с ним соловецких узников, о. Иоанн Шастов писал: «Большое недоумение, а, пожалуй, и смущение, внесено было в массу духовенства тем, что будто бы Вы, Владыко, намереваетесь сделать распоряжение по всем церквам не только г. Москвы, но и по епархиям о прекращении поминовения за богослужением имени Патриаршего Местоблюстителя митрополита Петра. Но, благодарение Богу, это ничем не подтвердилось». [1]
Таким образом, будучи в заключении на Соловках, о. Иоанн Шастов активно противостоял обновленцам и другим раскольникам, полностью поддерживал позицию митрополита Сергия Страгородского, который пытался в СССР в тех нечеловеческих условиях всё же вести переговоры с властями.
В 1928 году о. Иоанн был освобождён и вернулся в село Сара, где служил в Петропавловской церкви.

1929 год. Вновь на Соловки [1]

4 февраля 1929 года о. Иоанн был снова арес­тован и находился в Оренбурге в Исправительном трудовом доме до 9 июня. Обвинение: «распространение антисоветской агитации, с использованием религиозных предрассудков верующих, прошлая активная борьба с революционным движением» (ст. 58-10, 58-11 УК РСФСР).
Из Постановления Пом. Уполномоченного ОГПУ:
«...Оставаясь непримиримым врагом Советской власти, ШАСТОВ по возвращении из ссылки не прекратил антисоветскую деятельность, наоборот, при поддержке местного кулачества, с целью популяризации своего авторитета среди окружающего населения, выдавал себя за мученика за религию. С амвона внедрял верующим, чтобы они не пускали своих детей в клуб, в школу, говоря, что «там обучают одному разврату, что комсомольцам-безбожникам не нужно верить». Призывал родителей «водить детей в церковь, где они найдут истину и справедливость». В конце 1928 года ШАСТОВ, по окончании службы в церкви, жаловался верующим, что на него «наложили непосильный налог, посредством которого хотят прикрыть церковь». Призывал верующих к уплате причитающегося за него налога, объяснял, что «благодаря этому и церковь не будет закрыта»...
ОСО при Коллегии ОГПУ от 17 мая 1929 года постановило: «...ШАСТОВА И.Я. заключить в концлагерь сроком на три года». В июне 1929 года о. Иоанн был отправлен в Соловецкий лагерь, где отбывал наказание. Позже был переведён в Белбалтлаг (Карелия, ст. Медвежья Гора), где находился до апреля 1932 года. [1]

Соловецкие фотографии

Летом 2009 года мне в составе группы оренбургских паломников удалось побывать на Соловках. Молилась я там за батюшку о. Иоанна. Мы были на экскурсии в музее, проходили мимо стенда с фотографиями соловецких новомучеников. Увидели чёрно-белые фотографии измождённых людей, содрогнулись от страха и жалости, но поспешили за экскурсоводом. А на нас, оренбуржцев, с фотографии смотрел наш батюшка о. Иоанн Шастов. [15]
Позже Виктор Павлович Калачёв через интернет установил связь с Алевтиной Ляпинской, руководительницей воскресной школы г. Кировска Мурманской области. От неё мы получили уникальные фотографии о. Иоанна, в том числе соловецкие.
Из письма Алевтины Ляпинской:
«В начале июня 2013 года мы были в Соловецком монастыре. Тогда мы подустали, потому что ходили на ранние службы, и решили по территории монастыря походить сами, тем более что и бывали раньше. Открыл батюшку нам Господь: проходим второй раз мимо железной двери в музей, была закрыта, а тут кто-то в этот момент выходит. Ну, мы и нырнули туда. А там слева стенд этот висит. Да и не я заметила – меня ткнули носом. Вот уж радовались все мы!.. Ведь нелегально попали в этот зал музея. Да, конечно, это чудо Божия управления!!!»

На Севере

13 апреля 1932 года ОСО при Коллегии ОГПУ постановило:
«По отбытии срока наказания Шастова И.Я. выслать в Северный край сроком на три года».
В 1932-35 гг. протоиерей Иоанн Шастов находился в ссылке в Архангельске. 12 апреля 1935 года освобождён, остался на жительство в Архангельске, не имел возможности служить в церкви. Во время войны трудился санитаром в местной лечебнице для умалишённых.
Последний раз его арестовали в 1942 году в возрасте 63 лет. Обвинение «контрреволюционная агитация», срок – 10 лет ИТЛ, наказание отбывал в Каргопольлаге Архангельской области. [1]
Позже о. Иоанн вспоминал: «Шел на последний допрос и знал, что расстреляют. Радовался, что пострадают за Господа. Хотя знал, что дочь всё молилась: "Боженька, отпусти моего папу!"» Когда же его всё-таки каким-то чудом отпустили, то он жалел о том, что не сподобился мучений и смерти за Христа. [16]
В 1948 году в возрасте 69 лет о. Иоанн был досрочно освобожден и остался на Севере.
Из воспоминаний священника Василия Вольс­кого:
«В 1950-60 гг. в четырех уцелевших приходах Мурманского благочиния (в Мурманске, Коле, Кировске и Ковде), служили священники, прошедшие ГУЛАГ, пытки и издевательства. Это такие светильники веры Христовой, как протоиерей Владимир Обнорский из Колы, протоиерей Иоанн Шастов... В годы гонений в Кировске было много репрессированных: епископов, священников, диаконов, монашествующих. Архиереев потом куда-то увезли, а священников и диаконов оставили. Среди них были священники Александр Шаповалов, Стефан Мишурин, Иоанн Шастов, служившие потом в Казанском храме города Кировска. Их осудили по 58-й статье (выступления против советской власти). Например, отцу Иоанну Шастову никогда не разрешали выезжать за пределы Мурманской области (даже в отпуск), так он и служил в течение многих лет без отпусков, пока не вышел за штат... Эти исповедники дружили и поддерживали друг друга в тяжелые времена. /17/
Из рукописной книги Алевтины Ляпинской:
«На съезде воинствующих безбожников в 1931 году Кировск было решено сделать центром безбожия. Строили присланные добровольцы и сосланные насильно, а также находившиеся в тюрьме (тюрем было много). Железнодорожную ветку к городу строили священники, переправленные с Соловков, тут же они и умирали, тут же их и закапывали. Тогда говорили: «Под каждой шпалой лежит священник».
Люди, вырванные из родных мест в этот суровый край, искали помощь у Господа. Молились в лесу, в бараках. Три спецпереселенки отважно ходили по домам и собрали 400 подписей в пользу строительства храма. Одна из них, Мария Лапицкая, ездила к Сталину в Москву без билета, без паспорта (у выселенцев не было паспортов), без денег, уповая лишь на волю Божию. Она попала на приём к Сталину и получила разрешение на постройку церкви в г. Кировске. Строили её всем миром. Она представляла собой одноэтажный деревянный барак. Отопление было печное. 21 июля 1946 года храм был освящён епископом Леонтием по благословению Святейшего Патриарха Алексия I. Сначала в церкви было мало икон. Некоторые приехали вместе с переселенцами со всех краёв страны. Лопари из Ловозера ездили на оленях на Соловки и оттуда привозили иконы.
Священники жили рядом с церковью в маленьком деревянном домике. Удобств житейских никаких не было: всё как в деревне. Первые прихожане вспоминали: «О. Иоанн Шастов служил в храме в 50-х – 60-х гг. Был замечательным проповедником. Отличался строгостью: кто зашумит, так и выгонит из храма. Часто разъяснял прихожанам Священное Писание, приговаривал: «До старости мы дожили, а вот как до смерти дожить – вопрос». [18]
О. Иоанн Шастов был благочинным г. Кировска.
Священник Василий Вольский так описывает о. Иоанна: «Репрессированный митрофорный протоиерей Иоанн Шастов был старцем прозорливым; священник сильный, крепкий духом». Матушка о. Иоанна – Агафья, скончалась в 1954 году и была похоронена в Кировске, рядом со священником Илией Кутузовым. [19]
По воспоминаниям прихожан, за самим батюшкой Иоанном, когда он стал совсем слаб, приехал сын и увёз его в Москву (они жили около стадиона «Динамо»). [16]

Навсегда в родном приходе

Об о. Иоанне впервые я узнала от Евдокии Тимофеевны Варфоломеевой, жившей в Саре до 1997 года. Она вспоминала:
«Последний священник Иоанн Шастов служил в Саре примерно до 1930 года. У него было две дочери: старшая пела на клиросе, а младшая – убогая, ноги до колен, но тоже пела в церкви. В церковь её возили на тележке. Старший сын военный, в Москве. Священника Шастова репрессировали, потом он был у сына в Москве. Моя мама, Евдокия Афанасьевна, закончившая 3 класса церковно-приходской школы, очень религиозная, читала по покойникам, рассказывала, что однажды под 7 ноября бабе Груне Суровцовой приснился сон: пришел батюшка Иоанн Шастов и спрашивает: «Как живешь, Аграфена?» «Да вот праздник будет, все праздновать будут». «Это не праздник, а сатана сошел на землю».
В годы безбожной власти Петропавловская церковь была разрушена. Псаломщик Денисов Василий Кузьмич в 1930 году был осужден на 3 года ИТЛ. Позднее в Ташкентской области он стал священником.
В настоящее время в селе Сара нет церкви. Но усилиями старосты молитвенного дома Г. Нехорошевой, её помощницы Н. Вороновой и других прихожанок на кладбище обнаружена и приведена в порядок могила священнослужителей. Нами обретены фотографии: Петропавловской церкви – в Саре в укромном месте среди старых газет, церковного хора – в С-Петербурге у Д. Титова, чертежа церкви – в Оренбурге в областном архиве. Составлены списки священнослужителей и крестьян-
основателей села.
Усилиями главы Саринской администрации, историка-краеведа В. Сечнева расчищено заброшенное место, где стояла церковь, и в 2008 году установлен Поклонный Крест. В 2011 году в селе Зилаир на месте массовых расстрелов крестьян-участников восстания 1920-21 гг. на средства потомков установлен памятник, а в 2016 году – Поклонный Крест. [20]
В молитвенном доме села Сара притягивает к себе внимание стенд с фотографиями репрессированных священников.
Здесь снова возносятся горячие молитвы ко Господу:
«Дорогие наши батюшки, Иоанн Шастов и
Василий Денисов!
Вам не давали возможности вернуться в родные края.
Но вы снова с нами в своём родном приходе.
Святые новомученики и исповедники Церкви Русской! Молите Бога о нас!».

ЛИТЕРАТУРА:
1. http://kuz1.pstbi.ccas.ru
2. ГАОО. Ф. 173. Д.1867. Л. 43-46
3. Чаша терпения переполнилась... Крестьянское восстание в Восточном Оренбуржье в 1920-21 годах / В. Калачёв, Ф. Ишбулатов, Р. Вострикова. – СПб. : «Реноме», 2013. с. 43
4. Страницы истории Оренбургской епархии / Под общей редакцией прот. Н. Стремского. – п. Саракташ, 2014. С. 165-166
5. Голодающих бузулучан спасали квакеры / Т. Назина // Южный Урал, 2010, 29 сентября. – С. 28
6. Страницы истории Оренбургской епархии / Под общей редакцией прот. Н. Стремского. – п. Саракташ, 2014. С. 188-189
7. Там же. С. 196
8. Чаша терпения переполнилась... Крестьянское восстание в Восточном Оренбуржье в 1920-21 годах / В. Калачёв, Ф. Ишбулатов, Р. Вострикова. – СПб. : «Реноме», 2013. с. 62-63
9. Страницы истории Оренбургской епархии / Под общей редакцией прот. Н. Стремского. – п. Саракташ, 2014. С. 192-193
10. Там же. С. 102-131
11. Статьи о старообрядцах села Петропавловского / Р. Антипина, Оренбургские епархиальные ведомости, – 2007 г. № 6-8, 11; 2008 г. № 3, 7-9; 2009 г. № 6-7, 10-12
12. Мученики и исповедники Оренбургской епархии. Книга V. – п. Саракташ, 2014. С. 217
13. Зимина Н.П. «Полуобновленчество» в Патриаршей Церкви в середине 1920-х гг.: Епископ Иаков (Маскаев) на Оренбургской Кафедре (1923–1925) / Вестник ПСТГУ II: 2014. Вып. 6. С. 98–99
14. Страницы истории Оренбургской епархии / Под общей редакцией прот. Н. Стремского. – п. Саракташ, 2014. С. 205
15. Соловки – край русской духовности / Р. М. Вострикова // Южный Урал, – 2010, 2 апреля (№ 33-34). С. 3
16. Галина Вадковская. За веру Христову пострадавшие. http://www.proza.ru/
17. Протоиерей Сергий Кузнецов. http://trifon.dobrohot.org
18. Святыня Заполярья. К.И. Алипова. http://www.russdom.ru/oldsayte
19. Священники села Ковда http://gazetaniva.ru
20. Хлебный бунт Орского уезда / Р. Вострикова // Южный Урал, – 2016, 7 декабря (№ 49). С. 27

Прочитано 353 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Свято-Троицкая Симеонова Обитель Милосердия

Свято-Троицкая Симеонова Обитель Милосердия

пос. Саракташ

By Баклыков Владимир

Свято-Троицкая Симеонова Обитель Милосердия

More...
Дети и престарелые просят помощи

Дети и престарелые просят помощи

Наши проекты

Общий вид нового Дома Милосердия

By Баклыков Владимир

Дорогие братья и сестры, все неравнодушные люди! В связи с острой необходимостью мы были вынуждены принять решение о начале строительства…

More...
Спасские казаки активно участвуют в жизни Обители Милосердия

Спасские казаки активно участвуют в жизни Обители Милосердия

В день Георгия Победоносца

By Баклыков Владимир

В день Георгия Победоносца

More...
Архиерейское служение в Свято-Троицком соборе

Архиерейское служение в Свято-Троицком соборе

Служба митрополита Оренбургского Валентина

By Баклыков Владимир

Служба митрополита Оренбургского и Саракташского Валентина

More...
Православная гимназия Сергия Радонежского

Православная гимназия Сергия Радонежского

На уроке в православной гимназии

By Баклыков Владимир

На уроке в православной гимназии

More...
Frontpage Slideshow | Copyright © 2006-2012 JoomlaWorks Ltd.

Блок сортировки

« Ноябрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.
.

Православные новости

Читать все Новости